Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 

История трех царей

E-mail
Автор Джин Эдвардс   
12:11:2008 г.
Оглавление
История трех царей
Я обрел Давида
Господи! Ты испытал меня и знаешь
Вот, они подстерегают душу мою
Жертва Богу - дух сокрушенный
Утверди стопы мои в слове Твоем
Ты держишь меня за правую руку
По слову уст Твоих
Господь испытает
Далеко удалился бы я
Я стенаю в горести моей
Восстают цари земли
Наведи, Господи, страх на них
Но я всегда с Тобою
Я вознес избранного из народа Моего
Ибо знает Господь путь праведных
Вспоминаю дни древние
У Тебя не водворится злой
Не восхотел благословения
Долго жила душа моя с ненавидящими мир
Кто мудр, тот заметит сие
Не надейтесь на князей
Укажи мне путь, по которому мне идти
Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи
И позавидовали в стане Моисею [и] Аарону
Семя его пребудет вечно
Вспомни, Господи, Давида

Глава XX

Долго жила душа моя с ненавидящими мир

Знакомство с человеком, который видел все так ясно, радовало сердце. Его хотелось назвать проницательным.

Да, это слово прекрасно его определяло — проницательный. Он мог проникать в сердце любой проблемы.

Люди приобретали уверенность, уже просто находясь рядом с ним. И они стремились к этому. Общаясь с ним, они чувствовали себя мудрее, чем были. Такое открытие им нравилось. Когда он обсуждал вопрос за вопросом, решение за решением, люди начинали мечтать о том дне, когда он станет их царем. Очевидно, он мог бы выправить столько неправильного. Он вселял в них надежду.

Но этот впечатляющий, проницательный юноша никогда не будет намеренно торопить день своего воцарения. В этом они были уверены. Он был для этого слишком кроток, слишком почтителен к своему отцу. Понемногу все вокруг даже начинали немного расстраиваться, что им придется долго ждать — до лучших дней правления этого человека.

Чем больше они видели и говорили с ним, тем больше они осознавали, что в их царстве есть что-то неладное. Да-да, именно неладное, о чем раньше они никогда не думали. На поверхность выходили такие проблемы, какие им и не снились. Да, стало быть, их мудрость и проницательность действительно возрастали.

День за днем приходящих послушать становилось все больше и больше. Постепенно и тихо распространялся слух: «Вот тот, кто понимает и у кого есть ответы». Приходили обиженные. Они слушали и задавали вопросы, а, получая радующие ответы, начинали строить планы.

Кивали головами. Рождались мечты. Со временем такие собрания становились все чаще. Обиды росли, превращаясь уже в целые истории. Истории обид, которые другие сочли бы, возможно, малозначащими. Но только не этот новый слушатель! Он был сострадателен. И пока все вокруг него говорили, обнаруженные обиды, казалось, вырастали в числе, размерах и жестокости. С каждой новой историей люди все больше поражались несправедливости, которая, казалось, теперь была угрожающей.

Но мудрый молодой человек продолжал тихо восседать и не добавлял ни слова к этому нарастающему ропоту.

Понимаешь ли, он был слишком благороден и всегда заканчивал вечерние разговоры своим кротким словом в защиту тех, на ком лежит ответственность...

Но было бы опрометчивым ожидать, что кто-то смог бы так сидеть вечно. Этот бесконечный поток обид, казалось, мог расшевелить и самого благопристойного человека. Даже самые чистосердечные были бы уже охвачены гневом.

Такой сострадательный человек, конечно же, не мог отвращать свое лицо от этих обид, не мог вечно молчать. Такой благородный характер, как этот, должен был, наконец, проявить себя.

Его сторонники — а он продолжал категорически не признавать их за собой — все больше накалялись. Их знание о нестроениях в царстве не просто росло: оно уже переполняло их. Все хотели уже что-нибудь сделать для разрешения этих бесконечных неправд.

Наконец, стало похоже, что этот великолепный молодой человек готов уступить. Сначала — лишь слово. Потом — фраза. Людские сердца затрепетали, и все готовы были возрадоваться. Благородство, наконец, поднималось для дела... Но нет! Вдруг он предостерег их от неправильного понимания. Да, он был в печали. Он не может выступить против тех, кто облечен властью. Нет, абсолютно нет. Как ни велики скорби людей и ни важно выступление, он — не пойдет на это.

И все же он печалился все больше и больше. Казалось, что некоторые известия доводили его до страдания. И однажды его праведный гнев вылился в холодных и взвешенных словах, полных силы: «Этого не должно быть, — провозгласил он, встав, глаза его горели, — если бы ответственность была на мне, я бы сделал вот что...»

И этого было достаточно, чтобы загорелся мятеж. Охвачены были все, кроме одного. Этот благородный и честнейший человек оставался спокойным.

В его сердце мятеж жил уже годы...



 
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.