Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Сын человеческий

Сын человеческий

E-mail
Автор Александр Мень   
29:11:2008 г.
Оглавление
Сын человеческий
Пролог
Во дни царя Ирода
Назарет
Иисус в пустыне
Первые ученики
Благая Весть
Заповедь любви
Старое и новое
Земная жизнь и жизнь вечная
Царство Божие
А я говорю вам...
Не мир, но меч
Знамения царства
Смерть пророка
Хлеб жизни
Тайна сына человеческого
Царь и спаситель
Сын Божий
Навстречу Голгофе
Час близится
Виноградник Отца
Суд Мессии
Пасха Нового Завета
Ночь в Гефсимании
Саддукейский трибунал
Суд прокуратора
Голгофа
После распятия
Победа над смертью
Я посылаю вас...
Эпилог

Глава шестнадцатая

НОЧЬ В ГЕФСИМАНИИ

Покидать дом в ночь пасхальной трапезы не полагалось, но Иисус нарушил это правило, вероятно, заботясь об учениках. В горнице их легко могли взять вместе с Ним. Не исключено, что Иуда сначала удостоверился, что дом опустел, и лишь потом повел стражу в глухой сад за Кедроном, где Учитель часто уединялся с Двенадцатью. По пути Христос продолжал беседовать с учениками. Он объяснял им смысл таинства Чаши, которое слило причастников в единое целое. "Я - истинная виноградная лоза, - говорил Господь, - и Отец Мой - виноградарь. Всякую ветвь на Мне, не приносящую плода, Он удаляет, и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы больший плод приносила... Как ветвь не может приносить плода сама собой, если не пребывает на лозе, так не можете и вы, если во Мне не пребываете. Я - лоза, вы - ветви". Иисус говорил о Духе - Заступнике и Утешителе [parakletos (евр. Гоэл) - Заступник, Утешитель], Чья сила преобразит апостолов, когда Сына Человеческого не будет с ними. "Еще многое имею вам сказать, но теперь вам не под силу. Когда придет Он - Дух Истины, Он введет вас во всю истину". Церкви предстоит, как и Христу, пройти через крещение скорбью и испить чашу страданий. Но разлука будет временной. Ученики не должны унывать, расставаясь с Христом. Он вернется к ним. "Истинно, истинно говорю вам: вы будете плакать и рыдать, а мир будет радоваться. Вы печальны будете, но печаль ваша в радость обратится. Женщина, когда рожает, печаль имеет, потому что пришел час ее. Когда же родит дитя, уже не помнит скорби от радости, что родился человек в мир. И вы теперь печаль имеете, но Я снова увижу вас, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас. И в тот день вы не спросите Меня ни о чем". Посланцы Мессии избраны для великого служения, и Он приведет их в Царство Отца. "Сам Отец любит вас, потому что вы Меня возлюбили и уверовали, что Я от Бога исшел; исшел от Отца и пришел в мир. Снова оставляю мир и иду к Отцу". Им показалось, что они начинают прозревать. - Вот теперь Ты открыто говоришь и притчи никакой не говоришь. Теперь мы знаем, что Ты знаешь все и не имеешь нужды, чтобы кто Тебя вопрошал [Т.е. подвергал испытанию, как испытывают того, в чьей мудрости сомневаются]. Поэтому веруем, что Ты от Бога исшел. - Теперь веруете? - сказал Иисус. - Вот приходит час - и пришел, что вы рассеетесь, каждый сам по себе, и Меня оставите одного. Но Я не один, потому что Отец со Мною. Он не упрекал учеников, напротив, хотел вселить в них стойкость. "В мире скорбь имеете, но дерзайте: Я победил мир". Когда проходили близ Храма, Иисус остановился. Безмолвно застыли темные громады крепости и святилища. Утром здесь будет совершаться богослужение и тысячи людей принесут пасхальных агнцев к алтарю. Но спящий город не подозревал, что в эту ночь у стен Дома Божия, окруженный одиннадцатью робкими галилеянами, молился вселенский Первосвященник и Спаситель. Он просил Отца сохранить Свое малое стадо среди враждебного ему мира. "И не только о них молю,- говорил Он, подняв глаза к звездному небу,- но и о верующих в Меня по слову их, чтобы все едино были, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, чтобы и они в нас были. Чтобы веровал мир, что Ты послал Меня". Грядущий Храм Церкви Христовой озарялся лучами божественного Триединства...

В Иерусалиме до наших дней сохранились стертые ступени древней каменной лестницы. Быть может, именно по ней спускался Иисус, направляясь из города к Елеону. Перейдя Кедронский овраг, Он не пошел в Вифанию, а предпочел остаться в Гефсиманском саду. Это было небольшое частное владение, обнесенное стеной, где находилась оливковая роща. Полная луна серебрила листву и рождала отблески на изогнутых стволах деревьев. Ничто не нарушало молчания холодной весенней ночи. Ученики, войдя в ограду, стали располагаться на отдых. "Посидите здесь, а Я тем временем пойду туда и помолюсь",- сказал Иисус, указывая в глубину сада. Петр, Иаков и Иоанн, которых Он взял с Собой, не могли не заметить внезапной перемены в Учителе. Только что Он был исполнен силы и просветленного покоя, теперь же весь Его облик выражал безмерную муку. "Душа Моя скорбит смертельно, проговорил Он.- Побудьте здесь и бодрствуйте". Впервые апостолы ощутили, что Ему нужна человеческая поддержка, но были не в состоянии исполнить просьбу Иисуса. Как это порой бывает в момент крайней тревоги, дремота, похожая на оцепенение, сковала их. Христос отошел в сторону и, упав на колени, начал горячо молиться. Ученики находились недалеко, как говорит Евангелие, "на расстоянии брошенного камня", и отдельные слова Иисуса долетали до них. "Авва, Отче,- слышали они в полузабытьи, все возможно Тебе! Пронеси эту чашу мимо Меня. Но не чего Я хочу, а чего Ты... Не Моя воля, но Твоя да будет". Он молился. Апостолы спали. А на улицах Иерусалима уже раздавались шаги стражи...

Что испытал Сын Человеческий, когда лежал на холодной земле в томлении духа? Мог ли то быть лишь естественный страх перед пытками и смертью? Но ведь его побеждали и более слабые. Почему же поколебался Тот, Кто будет опорой для миллионов? Нам не дано проникнуть в глубину смертного борения, свидетелем которого был старый оливковый сад. Но те, кому Христос открылся в любви и вере, знают самое главное: Он страдал за нас. Он вобрал в Себя боль и проклятие веков, мрак человеческого греха, пережил весь ужас и ад богооставленности. Ночь, лишенная надежды, обступала Его; Христос добровольно спускался в пропасть, чтобы, сойдя в нее, вывести нас оттуда к немеркнущему свету... Что проносилось перед Его мысленным взором? Картины будущего? Гонения, войны, насилия? Отступничество Его последователей, их неблагодарность и маловерие, их жестокосердие и фарисейство? Это было искушение более тяжкое, чем то, через которое Он прошел в пустыне. Никогда еще человеческое сознание Христа с такой силой не противилось ожидавшему Его Кресту, как в час Гефсиманской молитвы. Вот почему Он просил любимых учеников не оставлять Его. "Симон, ты спишь? - пытался разбудить Иисус Петра.- Не мог ты один час пободрствовать?" Тот поднимался, видел лицо Учителя, изможденное, покрытое, как кровью, каплями пота, но дремота вновь одолевала его. Другие попытки оказались тоже напрасными. Так, всеми покинутый, страдал Иисус один на один с надвигающимся. Евангелист Лука говорит, что лишь ангел укреплял Его. Это значит, что, не найдя земной поддержки, Он обрел ее в небе.
Наконец Иисус поднялся. Любовь к Отцу восторжествовала и утвердила в Нем согласие человеческой и божественной воли.

"Что вы спите? Встаньте и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение... Идем. Вот предающий Меня близко". Они встали, ошеломленно озираясь. В это мгновение сад осветился фонарями и факелами.
Шел римский трибун с солдатами, за ними - вооруженные храмовые служители. Иисус двинулся навстречу. - Кого ищете? - спросил Он. - Иисуса Назарянина.

- Я есмь,- ответил Христос священной формулой имени Божия. Иудейская стража, услышав ее, шарахнулась в сторону. Он же сказал: - Если Меня ищете, оставьте этих, пусть идут. Тогда вперед протиснулся Иуда. Он обещал дать знак, чтобы при аресте в ночном саду не произошло ошибки. - Приветствую Тебя, Равви! - сказал он, целуя Учителя. - Друг, вот для чего ты здесь - промолвил Иисус. Поцелуем ли предаешь Сына Человеческого? Стража немедленно окружила Христа. - Господи, что если мы ударим мечом? - сказал Петр и, не дожидаясь ответа, бросился на одного из тех, кто начал вязать Учителя. Удар вышел неловким. Рыбак лишь отсек ухо архиерейскому слуге. Его, конечно, тут же схватили бы, но все внимание было сосредоточено на Христе. "Оставьте, довольно! - сказал Он апостолам.- Чашу, которую дал Мне Отец, неужели Я не стану пить ее?" Он повернулся к отряду: "Как на разбойника вышли вы с мечами и кольями задержать Меня. Каждый день сидел Я и учил в Храме, и вы не взяли Меня. Но этот час ваш, и власть - тьмы". Быть может, ученики ждали в этот момент чуда, но чуда не произошло. Грубые руки скручивали Иисуса веревками... Иуда, боясь, что шум привлечет ненужных свидетелей и может подняться возмущение, торопил воинов: "Возьмите Его и ведите под надежной охраной". После этого пытались задержать и остальных, но они, воспользовавшись темнотой и сумятицей, разбежались. Когда Иисуса выводили из сада, все, казалось, было спокойно. Замысел врагов удался вполне. Однако неожиданно появился какой-то юноша. Он шел сзади, завернувшись в покрывало. Конвойные, думая, что это один из учеников, схватили его, но он вырвался и, оставив покрывало, убежал нагой. По-видимому, он только что встал с постели. Не был ли тем юношей сам Иоанн-Марк, будущий евангелист? Только он упоминает об этой подробности. Согласно славянской версии "Иудейской войны" Иосифа Флавия, при аресте Иисуса погибло множество народа. Не оказались ли вблизи некоторые галилеяне, сделавшие попытку отбить Учителя? Однако в Евангелиях без всякого смягчения сказано, что когда Иисус был схвачен врагами, все друзья Его скрылись. При виде Учителя, Который покорно дал увести Себя, их охватила паника, и они забыли, как обещали идти за Ним на смерть. Только Петр и Иоанн, придя в себя после первого потрясения, осмелились последовать за стражей на безопасном расстоянии.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.