Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Дверь в Пасти Дракона

Дверь в Пасти Дракона

E-mail
Автор Фрэнк Перетти   
05:01:2009 г.
Оглавление
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7

ГЛАВА 3

В момент невыразимого ужаса, когда продолжалось это медленное падение, Джей широко открытым ртом издал один длинный, взывающий о помощи пронзительный крик, который никто не мог услышать:
— ИИИИИСУУУУУССС!

И в этот момент земля внезапно сильно накренилась, отбросив Джея назад на Джеффа, Их швырнуло на стенку пещеры, и больше они не видели доктора Купера.
В медленном ленивом падении валун уткнулся в кучу камней, издав в последний раз противный треск, и безжизненно завалился там на бок. Землетрясение сразу же прекратилось. Грохот земли уступил место звуку успокаивающихся камней, а ему на смену пришел ещё более мягкий, похожий на стук дождя, звук падающих камешков, и наконец все замерло.

Вся команда, особенно Джей и Лайла, не могли дождаться, когда можно будет выйти из укрытия. Лучи фонарей, как конусообразные стрелы, пронзал и дымку пыл и, беспорядочно бегая по стенам, пока исследователи искали друг друга. Джей собирался окликнуть отца, когда все они услышали знакомый командирский голос, прогремевший откуда-то снизу из-за громадного валуна.
— Есть раненые в группе? Докладывайте.
— Это Билл. У меня все в порядке.
— Говорит Джефф. Джей и я в порядке.
А Джей задал свой вопрос отцу:
— Папа, я хочу знать, как твои дела?
Доктор Купер ответил вопросом на вопрос;
— Лайла, у тебя все нормально?
Лайла рассердилась на отца, беспокоясь за него:
— Папа, правда! Скажи, как ты себя чувствуешь?
А потом они увидели колеблющийся луч света, появившийся из-за валуна, и наконец показалась голова доктора Купера.
— Папа! с радостью и облегчением воскликнули юноша и девушка, Они начали карабкаться к нему.
— Осторожно! — предупредил отец, — Камни только что упали, они шатаются.
Дети увидели струйку крови на лбу отца. Он сам обнаружил её и стал вытирать носовым платком.
— Со мной все в порядке, — сообщил он наконец. — Небольшой порез на лбу, но ничего серьезного. Я просто упал.
И вдруг откуда-то из темноты послышался хриплый истеричный голос Гозана:
— Я все видел! Я все видел! Валун должен был упасть и раздавить доктора, но вдруг земля отозвалась на крик Джея и резко отбросила доктора с этого места!
— Это абсолютно верно, — признал доктор. — Этот последний сильный толчок отбросил меня, и как раз вовремя. Я бы сказал, что этот порез на лбу — плата за мою жизнь.
Джей и Лайла крепко обняли отца, но казалось, что он был больше озабочен их здоровьем, чем своим собственным. Гозан с почерневшим от пыли и пота лицом наконец-то вышел из своего укрытия, глядя на все широко раскрытыми глазами.
— Ваш Бог управляет силами земли, да? проговорил он.
Доктор Купер, крепко обнимая Джея и Лайлу, уверенно ответил:
— Гозан, наш Бог управляет буквально всем, Он — Создатель всего.
— Возможно, — осмелился сказать Гозан, возможно, Он сильнее того проклятия, которое охраняет эту Дверь?
Доктор нашел свою шляпу, но Лайла забрала её у него и сказала:
— Наш Бог могущественнее любого проклятия!
А потом сказала отцу:
— Никаких шляп, пока я хорошенько не осмотрю твою голову!
Втроем они спустились с кучи камней и присоединились к остальным, Гозан не переставал удивляться:
Все другие экспедиции уже давно бы погибли или бежали в страхе. Вас защитил ваш Бог. Он защитил всех нас.
— Правильно, — сказал доктор, когда они собрались все вместе на дне пещеры. — И мы сейчас поблагодарим Его за это.

Они сняли шляпы, обхватили руками плечи друг друга и склонили головы, и доктор Купер глубоко проникновенным голосом поблагодарил Бога в молитве. Гозан просто стоял рядом, удивляясь непонятной ему вере и поражаясь виду Двери, угрожающе возвышающейся над ними, которая, казалось, наблюдает за ними и осознает, что они присутствуют рядом.

Итак, они нашли то, ради чего приехали сюда, что бы это ни было. Прежде всего надо было сделать самое необходимое. У края Пасти Дракона быстро были установлены палатки, укрытия и временные хранилища. Комнаты в отеле в Заидаге были не нужны. Джефф съездил в город и закупил у старьевщика тряпье, и вот в течение нескольких следующих дней вся группа только и делала, что плела крепкие веревочные лестницы, чтобы спускаться по ним вниз в пещеру. Мощный газовый генератор обеспечивал электричеством не только территорию лагеря, но также подавал его вниз для прожекторного освещения коридора в пещере и большого помещения, где находилась Дверь, в которую надо было войти.

Все это время, как только затихал звук молотков, пил или голоса людей, сразу же можно было слышать этот непонятный громыхающий звук, Любопытно, что как только кто-нибудь приближался к Двери, этот звук усиливался и становился выше; но не только это; казалось, что сама земля начинает беспокоиться и дрожать.
Каждый день Гозан отправлялся на своем старом джипе в Заидаг и сообщал президенту, как обстоят дела. Однажды, неделю спустя после того как экспедиция прибыла, Гозан сидел на мягкой кушетке во дворце президента, наслаждаясь отдыхом, и пил из большой кружки травяной чай, рассказывая президенту последние новости,
— Возможно, мой господин, вы были правы, сказал он, сделав большой глоток чая. — Эти исследователи, эти христиане, действительно какие то другие. Они все ещё здесь, и они все ещё живы.
Президент пытался быть оптимистом, но не мог скрыть своих чувств и, шагая по комнате, все время смотрел в окно на непривлекательный пейзаж.
— Они ещё не достигли цели, Гозан!
— Но, мой повелитель, они все ещё живы. Может быть, их Бог поможет им ещё и Дверь открыть.
Президент не мог отказать себе хотя бы в одном мгновении ликования:
— Да… да, может быть, эта величественная Дверь будет наконец открыта, и баснословные богатства, спрятанные там, будут, наконец, принадлежать мне… э-э… будут принадлежать моему народу, народу Непура. Эти богатства сделают нас такими же великими, как и другие государства. Ха! Пусть они владеют своей нефтью. Мы пригласим все народы мира приехать к нам и посмотреть на наши несметные бесценные сокровища.
— Если, конечно, проклятие Двери не уничтожит всю нашу страну, — промолвил Гозан. — Но эти христиане! Они, возможно, найдут разгадку.Они, возможно, избавят нас от проклятия.

Много несчастий уже произошло, и только потому, что мы осмелились войти в Пасть Дракона… — продолжал бормотать Гозан, — Какое же бедствие обрушится на нас, если будет наконец открыта сама Дверь?
Этот вопрос мучил Гозана и на следующий день, когда он сопровождал доктора Купера к подножию огромной Двери. Прожектора были включены, Дверь была прекрасно освещена, и доктор уже был готов к тому, чтобы ещё раз приблизиться к Двери.
— Милый доктор, — умолял его Гозан, — земля дрожит всякий раз, когда кто-нибудь приближается к Двери. Дверь знает, что мы здесь.

Доктор проверил наличие инструментов в своей рабочей сумке и, передав её Гозану, сказал; — Гозан, в ближайшее время я собираюсь непременно объяснить вам причины возникновения землетрясений. Поверьте, не люди вызывают землетрясения. А сейчас давайте все осмотрим.

Они взобрались на кучу камней — шаг за шагом, валун за валуном, камень за камнем, очень осторожно выбирая место, куда поставить ногу. Дверь была такая большая, что, казалось, она находится совсем близко, но на самом деле им надо было ещё довольно долго добираться, чтобы достичь её. Залитая светом прожекторов, она казалась ещё более необъятной, ещё более зловещей. Во время последнего землетрясения толстые слои пыли поднялись, обнажив очень грубую, застарелую, цвета бронзы поверхность под низом, Должно быть, она весила сотни тонн. Внезапно Гозан испуганно вскрикнул.
— Только не это! — выдавил из себя доктор. Пещера снова начала дрожать. Снова по слышались громыхание и глубокие стоны. Со стен посыпались камни; пыль на полу пещеры начала подниматься, как растущий густой туман,
— Что я вам говорил! Дверь! Она знает, где мы находимся!
— Стоп! Хватит! — приказал доктор Купер,
И сразу же дрожание прекратилось. Что касается Гозана, то для него и это внезапное молчание было пугающим.
— Земля! Она услышала! Она подчинилась вам!
Доктор Купер только покачал головой в ответ.
— Пошли! Продолжим движение.
Наконец почувствовав себя так: будто они только что одолели вероломную гору, двое достигли своей цели. Они добрались до Двери, которая возвышалась над ними, заставляя их чувствовать себя перед ней мышками. Доктор потрогал грязную, пыльную поверхность.
— Чувствуется тепло, — заключил он, — Ни когда раньше я не видел такого. Тесс! Слушайте!
Оба замерли.

— Я думаю… мы, возможно, нашли источник этого громыхания,.
Они прислонились к Двери и прислушались.
Да, они не ошиблись. Оттуда, из-за громадной Двери, глубоко, из самых недр земли, слышался этот странный звук. Там, где были они, он был слышен отчетливее, с более сложными обертонами: очень низкое гудение со множеством различных шумов и стремительные звуки на более высоких тонах.
— Гудит так же жутко, как в улье, — сказал Гозан.
— Да, трудно даже найти сравнение, — сказал доктор Купер, не отрывая уха от поверхности Двери. — Возможно, воздушные потоки… воз можно, геотермальное расширение и сжатие… а возможно, не более, чем огромное количество летучих мышей. Я никогда до сих пор не слышал подобного звука, но именно он раздается по всей пещере и наверняка возникает здесь.
— Сейчас стало намного спокойнее. Возможно, Дверь боится вас.
Доктор пропустил это замечание мимо ушей.
— Подайте мне щетку.
Гозан передал ему щетку, и доктор начал аккуратно они мать пыль и отложения с поверхности Двери.
— Да… — в задумчивости пробормотал он, — Бронза. Старинная кованая бронза. Но по какой же технологии изготавливали эту громадную дверь в первобытные времена?
Гозан взволновано указал:
— Что… что там такое?
— То, за чем мы пришли сюда, — ответил Купер. — Вот. Соскребите отсюда грязь с помощью этого инструмента. Правильно. А теперь позвольте почистить щеткой. Ага…
— Надпись!
— Да, мы открываем какую-то надпись. Необычный стиль письма, но по форме напоминает вавилонский, И он вполне подходит для такого сооружения. Может быть, я смогу её разобрать.
Оба они работали очень быстро, и волнение их росло. Доктор продолжал осторожно очищать грязь, и постепенно надпись открывалась. Вдруг он сказал:
— Смотрите, этот знак прямо здесь, в углу, Он обозначает звезду.
Гозан сразу вспомнил о легенде.
— Звезда… с небес, вы думаете?
Доктор Купер в этот раз посмотрел на Гозана с признательностью и продолжил свою работу.
— Да… да, именно так! Вот! Этот знак обозначает небеса, верхние слои атмосферы, небо…
Гозан только успевал восклицать:
— Звезда, небеса!
Под щеткой доктора, работавшего очень быстро, надпись постепенно открывалась.
— Да… а вот символ… чего-то падающего, летящего, чего-то брошенного. Да! Вот все предложение: «Звезда, пролетевшая сквозь небеса…»
— Легенда! — воскликнул Гозан, выпучив глаза. — Легенда говорит правду!
— Нимрод.., — доктор Купер не мог выразить своего удивления вслух, — Неужели это потерянные сокровища Нимрода?
Розану слово «сокровища» доставило удовольствие.
— Посмотрите. К надписи ещё что-то есть. Ключ. Вот слово для ключа: «Звезда, пролетевшая сквозь небеса… гм… держит… принесла… нет, принесет ключ, и все будут освобождены…»
— Сокровища Нимрода!
Мы в этом ещё не уверены, но, может быть, это имеет смысл. Нимрод, древний правитель Вавилона, завоевал весь мир, спрятал свои богатства здесь и, очевидно, был единственным обладателем ключа от этой двери.
— Сокровища Нимрода! Доктор, мы богаты!
Доктор уже думал о том, что делать дальше,
— Мы должны убрать эту кучу камней от Двери. Идите и скажите Джеффу и Биллу, чтобы при несли сюда все необходимое для взрывных работ,
Гозан не решался уходить и все время оглядывался,
— Что случилось? — спросил его доктор.
Гозан беспокойно задвигался, опустил глаза вниз, а потом улыбнулся такой странной улыбкой, какую доктор Купер никогда не замечал у людей.
— Милый доктор, подождите, подумайте… только минуточку подумайте. Мы, доктор… мы, только мы с вами нашли богатства. Они наши.
Доктор понял, что разговор будет неприятным, и не хотел начинать? его,
— Гозан, мы не знаем наверняка, есть тут богатства или нет, и даже если они здесь, они принадлежат республике Непур, а не мне или вам лично.
Закинув голову назад, Гозан громко расхохотался:
— О, доктор, вы могли бы быть со мною более откровенным. Несомненно то, что вы не позволили бы, чтобы все богатства принадлежали народу Непура, а вы бы остались ни с чем. Нет таких глупцов на свете.
— Мне кажется, я просил вас пойти за оборудованием для взрывных работ.
Но Гозан принимал все всерьез. Он мог бы быть неплохим торговцем,
— Доктор, доктор, послушайте! Только вы с помощью вашего Бога можете когда-либо открыть Дверь и остаться живым. Только вы и я знаем, что лежит за Дверью. Нам не нужно рассказывать об этом кому-нибудь еще. И никто никогда не осмелится даже войти в Пасть Дракона. Сокровища могут принадлежать только нам!
Голос доктора был холодным и угрожающим:
— Может, мне стоит намекнуть президенту Аль-Далламу, что…
Это возымело свое действие. Подчиняясь, Гозан мгновенно выпалил:
— О нет! Нет! Не нужно этого делать! Я сейчас же пойду за Джеффом и Биллом.
— И скажите Джею и Лайле, чтобы они как можно быстрее пришли сюда и принесли гидролокатор.
— Да, да… — повторял Гозан, когда спускался по камням вниз. — Но… подумайте об этом, Доктор! Подумайте об этом!

— Это не в моих принципах! — сердито проворчал доктор Купер.
Джей, сидя высоко на куче камней с одного конца Двери, сильно колотил по стенам огромной кувалдой. С другого конца Лайла прижимала специальный электронный датчик к каменной стене ущелья. Доктор Купер считывал показания специального гидролокаторного устройства, прислушиваясь к отголоскам ударов кувалды, проникавшим через углубления за Дверью, и наблюдая за формой линий, образующихся на небольшом видеоэкране. Он гримасничал, менял шкалы, но чувство недоумения не покидало его.
— Гм… Джей, передвинься немного поближе. Лайла, ты тоже.
Они выполнили его указание.
— Хорошо, работайте дальше. Доктор Купер отклонился назад и покачал головой, с недоумением вглядываясь в прибор:
— Мне нужен Билл, чтобы он проверил этот прибор. Думаю, что он испорчен.
— Что с ним случилось? — спросил Джей.
Почесывая голову, доктор Купер сказал;
— Ну, согласно показаниям, которые я получил, за Дверью нет ничего, кроме бесконечного пространства. Звук уходит в бесконечность и не возвращается.
Лайла возразила:
— Нет, там должно что-нибудь быть, стена или что-то еще.
Доктор только покачал головой:
— Ничего!
— Что ж, начнем, доктор! — послышался грубоватый голос Билла,
Билл и Джефф пришли сверху и принесли контейнер с мощной пластиковой взрывчаткой и детонатор,
— Замечательно! — воскликнул доктор, убирая свой прибор. — Давайте уберем эту кучу камней с нашего пути,
— Позвольте это сделать нам самим, доктор, — сказал Джефф.
— Да, да, мы уходим, — ответил Джей.
Вскоре вся группа стояла около длинной лестницы — далеко внизу от входа в пещеру и далеко от большого помещения, где была заложена взрывчатка. Билл держал в руках маленький электрический детонатор,
— Я очень люблю выполнять такую работу, — сказал он. — Мы заставим эти булыжники плясать, как кукурузные зерна на жаровне!
— Все готовы? — спросил доктор.
Ответом было молчание, и тогда Билл нажал рычаг.
И действительно, загрохотало так, будто все кукурузные зерна растрескались одновременно, только были они размером с дом и весили по несколько тонн каждое, а проволочная коробка для поджаривания «зерен» имела размеры гигантского стадиона, Все заткнули уши руками, и все равно они слышали, с какой силой подпрыгивали и ударялись о стены и потолок огромные валуны, точно разбушевавшиеся теннисные шары. Все они не отрываясь смотрели широко раскрытыми глазами в коридор в ожидании того, что один из этих «теннисных шаров», подпрыгивая, выкатится прямо на них.

Все, что они видели, так это только дым и пыль, лениво растекавшиеся по коридору в течение нескольких минут после того, как прекратились звуки взрывов.
— Ну, может быть, и неплохо, Билл, — сказал доктор, немного поддразнивая его.
Никаких «может быть», доктор, — ответил Билл. — Когда вы туда придете, вы найдете чистую как стеклышко дверь.
Надо подождать немного, чтобы улеглась пыль. Джей, сейчас самое время отправиться с сейсмометром наверх. Размести несколько датчиков по кругу наверху, чтобы мы могли выяснить, откуда же начинаются эти земле трясения. Гозан, почему бы вам не пойти вместе с Джеем наверх? Хоть подышите свежим воздухом.
Джей любил работать с сейсмометром. Ему вообще нравилось работать с любыми новыми приборами. Этот прибор был у него самым любимым, хотя он и работал с ним уже много раз. Это был удивительный прибор. Он мог зарегистрировать шаги человека на расстоянии нескольких километров. Если начиналось землетрясение, то прибор мог определить, где оно начнется, какова его сила, и, что очень важно, что явилось его причиной. Гозан помогал Джею очень старательно, следуя за ним по кругу и расставляя датчики прямо по окружности. Правда, он больше мешал, чем помогал, поскольку мысли его работали не в том направлении.
— Итак… — начал он, улыбнувшись все той же странной улыбкой, — что ты думаешь о нашем великом открытии?
Джей искренне сказал:
— Потрясающе! Я не могу дождаться, когда же мы узнаем, что находится за Дверью.
Гозан захихикал:
— Конечно же сокровища. Пропавшие сокровища Нимрода.
Потом, понизив голос, он подвинулся поближе к Джею и сказал:
— Знаешь, если ты захочешь, ты можешь стать очень богатым юношей.
На что Джей сдержанно улыбнулся:
— Если бы там были сокровища и если бы они принадлежали в первую очередь мне.
Гозан держался поближе к Джею, который думал только о том, где разместить новый датчик, и настойчиво продолжал нашептывать:
— Ты… ты помог своему отцу найти эти сокровища. И я не знаю, как думаешь ты, но… Я всегда был уверен, что… тот, кто находит, тот и владеет, — выразительно подчеркнул он.
— Другими словами, нашел — мое, — сказал Джей, устанавливая датчик и заново проверяя расстояние, которое отделяло его от других датчиков.
Гозана беспокоило совсем другое, он и не думал о датчиках.
— Да! Да! Нашел — мое! Ты правильно сказал!
Далеко внизу, в огромном помещении доктор Купер, Билл, Джефф, Том и Лайла осматривали нижнюю часть Двери, чистую «как стеклышко», как обещал Билл. Сейчас Дверь была в два раза выше, и всем казалось, что они стали вдвое меньше. Доктор Купер тщательно проверял кончиками пальцев швы на Двери и зондировал каждую малейшую трещинку тончайшим инструментом,
— Безупречно сделано, — сказал он. — Безупречная подгонка и герметичные швы. И это несмотря на столетия.
Том, отвечавший за тяжелое оснащение, предложил:
— Я мог бы попробовать посверлить.
— Давай, — согласился доктор.

* * *

Терпение Джея уже иссякло. Его бесила болтовня Гозана.
— Так просто будет вывезти сокровища из этой страны. У вас есть самолет, у вас есть машины…
— Гозан, — наконец резко оборвал его Джей. Вы просите меня сделать то, чего я не могу делать. Это значит уворовать, украсть, утаить, предать, а я не желаю этого делать!
— Но… но почему нет?! Ведь то, что хорошо для тебя, то и справедливо!
Джей замер с открытым ртом.

— Что хорошо для меня? И это все, о чем вы можете сейчас думать, чего вы хотите? Послушайте, не идите против Божьих законов. Если вы сделаете это, то только навредите себе самому.
Но разве ваш Бог не хочет, чтобы вы были счастливы? Не хочет, чтобы был счастлив ваш отец?
Наш Бог хочет, чтобы мы делали наше дело, делали то, что Он хочет. Вот тогда придет настоящее счастье!
— Джей, я только пытаюсь помочь вам, выручить вас!
Джей уже совсем разозлился:
— Нет, вы действительно мешаете работать, а мне вы нужны только для того, чтобы установить эти датчики. Неужели я так много прошу?

Звук сверлильной установки наполнил огромное помещение каскадом отзвуков. Пот градом катил по лицу Тома, который, упершись в станок, пытался просверлить отверстие у основания Двери. Все, кто стоял рядом, слышали запах горелого, и вскоре сверло сломалось.
— Эх! — сердито воскликнул Том. — Не трогайте сверло, оно горячее.
— Ну и как? — спросил доктор Купер.
Том осмотрел место, где он сверлил.
— К сожалению, доктор, работа не пойдет. Смотрите, я не сделал и царапины, причем я использовал мое самое большое сверло.
Доктор выпрямился, сдвинул шляпу на затылок.
— Определенно, это не бронза. Какой же металл обладает такой твердостью, что его невозможно просверлить? В древнем Вавилоне не знали таких металлов.
Билл спросил:
— Что же теперь, доктор?
Доктор увидел в руках Билла пластиковую взрывчатку.
— Хорошо, давай попробуем. Положи взрывчатку по краям Двери, в швах. Посмотрим, сможем ли мы ослабить эту Дверь, чтобы можно было её открыть.
— Только осторожней! — сказал Билл. — Эх, я забыл детонаторы…
— Я сбегаю! — выразила желание Лайла.
Джей и Гозан закончили установку датчиков и находились у самой сердцевины всей установки, возле самого сейсмометра, установленного на стойке около Пасти Дракона, в центре круга. Джей крутил ручки настройки и делал предварительные контрольные считывания. Гозан наблюдал за всем с восхищением:
— Как это все действует?
Джей объяснил ему:
— Посмотрите, вот здесь стрелки, которые чертят линии на бумаге, когда она вращается, Каждая стрелка настроена на один из датчиков, и если датчик зафиксирует толчки под землей, стрелка начнет дрожать и линия будет не ровной, а волнистой. Мы сверяем её с образцами, и она говорит нам, что там происходит.
— Но., но некоторые линии уже волнистые.
Джей видел это и пытался ещё точнее отрегулировать установку, чтобы получить более точные результаты.
— Да… ничего значительного пока. Но что-то там происходит внизу, и, похоже, около Двери.
Лайла, немного запыхавшись, только-только добралась до верха лестницы и направилась к складу, когда ощутила очень знакомое, неприятное дрожание под ногами.
Джей и Гозан продолжали наблюдать за сейсмометром. Джей не отрывал взгляда от волнистых линий на движущейся бумаге.
— Так, — сказал он, — очень сильные толчки сейчас… какая-то волнистость.
— Да, — взволнованно сказал Гозан. — Я чувствую. Земля сердится.
— Датчики четвертый, пятый… восьмой… десятый… сейчас девятый. Ударные волны распространяются шире от Двери!
— Дверь! Дверь! Кто-то расшатывает ее!
Лайла продолжала идти, хотя она дрожала и даже шаталась. Что за жизнь, думала она, когда в конце концов привыкаешь к землетрясениям? Ее качнуло влево, потом вправо. А следы на песке выглядят так, будто прошел пьяный, подумала она, оглянувшись назад. Когда, наконец, она добралась до склада, все строение дрожало и скрипело, а дверь трещала. Она взялась за дверную ручку. Дверь широко распахнулась, и Лайла почувствовала, что она падает на землю, оглушенная ударом. Что толкнуло ее? Ветер? Землетрясение? Что заставило дверь,..
Она похолодела от ужаса, потому что прямо над ней дико развевались на ветру белые волосы, огромные сверлящие глаза уставились на нее, — перед ней стоял тот таинственный старик с кривым посохом и жестким лицом! Вблизи он был ещё страшнее, и Лайла почувствовала, что пронзительный крик застрял у неё в горле. Это было похоже на кошмар. Она хотела бежать, но не могла; она хоте па встать, но земля сотрясалась так сильно, что она не могла сделать и этого.

Внезапно старик сильно схватил её и, делая большие шаги, побежал по бесплодному кругу, горячо дыша ей в лицо и держа её железной хваткой. Лайла брыкалась, боролась, стараясь ослабить хватку старика, пыталась вспомнить приемы самозащиты, которые она знала. А в это время её уносило странное существо с безумным взглядом, бежавшее с невероятной скоростью.
Она все никак не могла крикнуть.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.