Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Дверь в Пасти Дракона

Дверь в Пасти Дракона

E-mail
Автор Фрэнк Перетти   
05:01:2009 г.
Оглавление
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7

ГЛАВА 5

Президент Аль-Даллам сидел в своей гостиной на мягком диване, жевал изюм и орехи и наслаждался футбольным матчем, который показывали по спутниковому телевидению. Внезапно большая, изысканно украшенная дверь распахнулась, и перед ним появился доктор Купер.
— Господин президент! — закричал американец.
Президент, испугавшись, тут же поднялся — глаза, полные удивления, рот набит изюмом.
— Что все это значит? — властно спросил он.
Охранник довольно внушительных размеров шагнул вслед за доктором Купером и попытался схватить его, но доктор уперся локтями в живот охранника и приготовился защищать себя.
— Отпусти его! — приказал президент.
Охранник робко покинул комнату.
— Доктор, так вести себя очень неприлично!
— Господин президент, у меня нет времени для соблюдения внешних приличий. Моих детей похитили.
— Что?
— Мы приехали на встречу в город, а кто-то схватил их и утащил. Мне нужна ваша помощь. Ваша полиция! Ваша милиция!
Было похоже, что президент не торопится и не придает серьезного значения всему происходящему,
— Похищены?
— Да вы хоть знаете, что означает это слово? — с сарказмом спросил доктор Купер.
Это рассердило Аль-Даллама:
— Конечно, я знаю, что оно значит…
— Тогда мне нужна ваша помощь. Мы не можем терять ни секунды.
Но президент недовольно закатил глаза и сел, откинувшись, на диван.
— Похищены, — выдавил он из себя с раздражением. — О, эти дети! Я знал, что с ними что-нибудь случится. Доктор, я пригласил вас в свою страну, чтобы вы открыли загадочную Дверь, а вы доставляете мне одни неприятности. Дети, которых похитили!

Доктор Купер не мог поверить своим ушам. Он обошел огромный диван вокруг и посмотрел прямо в глаза президенту.
— Так даже сейчас вы думаете только о Двери? Где же ваше человеческое сердце? Мои дети в опасности! Я требую, чтобы вы сделали что-нибудь, чтобы спасти их! Я предлагаю вознаграждение!
При этих словах доктора послышались хриплые звуки, напоминающие фырканье и храп, а затем донеслось невнятное:
— Э… э… вознаграждение?
В углу комнаты, из-за дивана, где спал Гозан, появилась его большая голова. Одно только упоминание о вознаграждении — и он тут же проснулся. Доктор имел в виду именно то, что он сказал
— Да, я предлагаю вознаграждение любому, кто найдет моих детей.
— Какое? — спросил Гозан, и алчная улыбка скользнула по его губам,
— Вы сами можете назвать цену.

Президент быстро вскочил на ноги, ещё более разгневанный:
— Моя цена заключается в том, чтобы вы открыли Дверь! Вот почему вас пригласили сюда!
Доктора Купера невозможно было привести в замешательство или запугать, этого не мог сделать даже такой могущественный властелин, каким был президент,
— Никакие работы не будут продолжаться возле Двери, пока не будут найдены мои дети.
Сощурив глаза, он добавил:
— И точка!
Президент опустил взгляд, затем перевел его на Гозана:
— Гозан, найди его детей.
Гозан неохотно поднялся с дивана и ответил:
— Конечно, конечно, за вознаграждение.
Может быть, вознаграждением вам будет служить ваша жизнь, — ответил президент холодно.
Удивительно, откуда только взялась у Гозана такая расторопность. Очень живо он шагнул вперед и спросил:
— Где вы видели своих детей в последний раз, доктор?
— Улица Скорпиона, восточная часть города.
Реакция Гозана на эти слова доктора была такая, как будто тот вонзил нож ему в сердце.
— … Улица Скорпиона! — прерывисто дыша, произнес Гозан.
Президент также был очень взволнован:
— Что вы там делали?
Гозан пощелкав пальцами рук, сказал:
— Шаман! Должно быть, это проделки Шамана!
— Правильно! — подтвердил доктор Купер.
Лицо президента покраснело от гнева:
— Значит, он снова вышел из своего укрытия?
Гозан пояснил:
— Господин президент, в эти дни он дважды появлялся около Пасти Дракона. Он пытался унести юную Лайлу, но мы его нагнали, а потом он взорвал склад со взрывчаткой.
Президент снова откинулся на мягкий диван, но было видно, что он взволнован:
— Шаман появился снова!
— Что вам известно об этом… этом шамане? — поинтересовался доктор Купер.
— Он колдун, сказал Гозан, могущественный колдун!
— Он смутьян! — парировал президент. — Угроза для моего народа и для осуществления моих планов! По прибытии любой экспедиции, которая намеревалась проникнуть в Пасть Дракона, этот неуловимый, тщедушный и ничтожный проныра выходил из своего укрытия и действовал, будто он прорицатель или предсказатель! Он угрожал мне и делал вид, что предупреждал, но не только меня, ной всю страну, пытаясь убедить нас не открывать Дверь!
— А почему же вы не арестуете его? — спросил доктор.
— Потому что он живет на улице Скорпиона, — ответил Гозан. — Улица Скорпиона — это смертельная ловушка для кого угодно, и особенно для нашей милиции. Искать там кого-нибудь — это все равно что искать иголку в стогу сена. Там сотни тайных переходов, безлюдных переулков, дверных проемов, тайников и возможностей для бегства, о которых знает только Шаман. Если мы пойдем в этот лабиринт, мы попадем к нему в руки, и он сможет сделать с нами все что захочет.
— Что он и сделал с Джеем и Лайлой, заметил доктор.
— Они в серьезной опасности, — сказал Гозан, — Мы должны… мы должны найти их… чего бы это ни стоило!

* * *

Как раз в это время Джей и Лайла сидели съежившись на полу возле стены очень маленького, темного, со стойким запахом плесени летнего домика, скрытого в самой глубине запутанного лабиринта вьющихся улочек, тупиков и мрачных проходов. Оба они смотрели на то, что действительно выглядело как привидение: в тусклом освещении перед ними стоял одетый в рваные лохмотья с суровым лицом старик, Шаман пустыни. Он стоял на фоне грубо обтесанной двери и дрожал, и желтый свет от единственной свечи бросал слегка колеблющуюся тень на стену. Джей заговорил первым и очень раздраженно:
— Ну хорошо, вы похитили нас, вы бросили нас сюда, и я думаю, что вы не собираетесь выпустить нас отсюда. Для чего все это?
Старик закрывал проход к двери, но было странно, что он боялся Джея и Лайлы так же, как и они боялись его. Низким дрожащим голосом он сказал:
— Пожалуйста… не перебивайте меня. Я не сделаю вам ничего плохого.
Джей и Лайла удивленно переглянулись. Что же это за похититель детей? Глаза старика были полны страха, и казалось, что он весь съежился.
— Не проклинайте меня, и да найду я милость в очах вашего Бога. Я должен поговорить с вами!
Джей и Лайла решили использовать ситуацию в своих интересах, во всяком случае, пока все выглядело так, будто они выигрывают.
— Хорошо, — сказал Джей, — чего вы желаете?
Я видел, что Бог, которому вы служите, сильный, действительно сильнее всех. Мне нужна ваша помощь,
Не надо торопиться, — попросила Лайла. — Давайте проясним ситуацию. Зачем вы взорвали наш склад со взрывчаткой?
— Я должен был остановить вас. Вы… вы не должны открывать Дверь. Поверьте мне, там нет никаких сокровищ, а только несчастье.
— Откуда вам это известно? — спросил Джей.
В ответ на этот вопрос старик медленно подошел к полке, отодвинул в сторону толстое шерстяное одеяло и достал странный черный ящик. Он поставил его на стол в центре комнаты и подвинул к нему свечу.
— Я… — сказал старик, — я — Хранитель Священного Сундука.
Священного Сундука? — Переспросила Лайла, и они с Джеем подошли к столу. Старик наклонил черный сундук в их сторону, чтобы они могли получше рассмотреть крышку.
— Смотри! — воскликнул Джей.
— Надпись! — также воскликнула Лайла. — Точно такая же, как и на Двери!
Джей сумел различить знакомые символы: «Звезда, пролетевшая через небеса…» Старик закончил надпись, объясняя различные символы на крышке; «… принесет ключ, и все будут освобождены».
— Что же это за сундук? — спросил Джей. — Что в нем?
— Согласно нашим древним традициям, сказал старик, — это Священный Сундук Шандаго, Бога Земли.
Джей снова спросил:
— И что же в нем?
Старик колебался с ответом, будто собирался открыть очень страшную тайну, о которой нельзя было говорить никому.
— Согласно древним традициям… — и снова он засомневался, — … в нем хранится один единственный ключ от запретной Двери Шандаго!
Джей и Лайла посмотрели друг на друга. Они понимал и, что лучше не выдавать своего вол нения, но это действительно было очень интригующее открытие.
— Двери Шандаго? — спросил Джей. — Двери в Пасти Дракона?
И у вас есть этот ключ? — поинтересовалась Лайла.
Согласно древним традициям, Священный Сундук хранит этот ключ…
— Но вы в этом окончательно не уверены? — спросил Джей.
— Нельзя открывать Священный Сундук!
— И вы никогда не открывали его?
— Только Шандаго, Бог Земли, может открыть сундук, и только в свое время.
— И… какую же религию вы исповедуете? спросила Лайла.
Старик взглянул на них со. слезами на глазах и объяснил:
— Я… я был… халдейским магом, чародеем. Все мои предки и моя семья были халдеями и чародеями, хорошо знавшим и древние мистические религии Вавилона. Столетиями мы поклонялись духам природы, луне, звездам… и Шандаго, Богу Земли!

Он взглянул на старый черный сундук и провел по лицу своими грубыми крючковатыми пальцами.
— И мы были Хранителями Священного Сундука Шандаго. Я получил его от своего отца, который также получил его от своего отца. Из поколения в поколение хранение Священного Сундука передавалось и вверялось нам. Джей спросил:
— Следует ли нам это понимать как то, что вы никогда не открывали этот сундук, ни единого раза?
— Никому не разрешается открывать его, — сказал старик, и при свете свечей его глаза расширились и замерцали. — Мы даже не имеем права говорить об этом. Мой отец… — он чуть не задохнулся от глубоко сидящего в нем страха, — мой отец пытался открыть Священный Сундук и умер ужасной смертью! Он не извлек урока из смерти своего отца, который также умер страшной смертью после того, как попытался открыть его.
— Другими словами, речь идет о проклятии, — сказала Лайла.
— О проклятии, которое ещё не побеждено, сказал старик. Его взгляд стал напряженным, когда он наклонился к ним и спросил:
— Но ваш Бог сильнее любого проклятия, правда? Я слышал, что вы так говорили, и после этого вы приблизились к Двери и остались живы!
— Да, конечно, он гораздо сильнее, чем этот…, этот Шандаго, — сказал Джей. Но какое отношение этот ваш бог имеет ко всему? Вы говорите, что Дверь была установлена там вашим Богом Земли?
Старик снова указал на надпись:
— Так Он и есть звезда! Звезда, которая упала с небес!
— Упала? Я думал, что там было слово «летела»?
— Он и есть звезда с небес, — повторил старик. Потом он сильно понизил голос и низко наклонился над столом, чтобы сообщить им большую тайну:
— Мне не давал покоя дух вашего Бога! Послушайте, ваш Бог не оставит меня! Он следовал за мной. Он разговаривал с моим сердцем. Он открыл мне истину, и сейчас я знаю, что Шандаго — лжец.
Старик с трудом дышал, его глаза метались по комнате, полные страха, оттого что, возможно, языческий бог, которому он служил, слышал его слова предательства. В отчаянии он продолжал шепотом:
— Этот Священный Сундук.., и Дверь в Пасти Дракона… и Бог Земли — все они несут невыразимое бедствие. Шандаго лгал. Он одурачил народ Непура и заставил его поверить, что Дверь содержит несметные богатства, и поэтому люди пытаются открыть её, но на самом деле эта Дверь таит в себе ужасное бедствие, которое он хочет обрушить на весь мир. Пожалуйста, прошу вас, не открывайте Дверь. Оставьте всякую надежду сделать это.
Позвольте нам посоветоваться одну минутку, попросил Джей, оттянув Лайлу в сторону. Они забились в угол комнаты и обсудили все, что узнали.
— Что ты думаешь обо всем этом? — спросил Джей.
— Я ничего не понимаю. Это лишено всякого смысла.
— Нет, это не лишено смысла, если попытаться разобраться в том, что он говорит. Подумай только, Лайла. Нимрод считался божеством у древних жителей Вавилона, и они даже верили, что он стал солнцем и летал по небу каждый день.
У Лайлы засверкали глаза:
— Звезда с небес?
— Верно. Конечно, весь этот страх и суеверия являются частью древней мистической религии. но если освободиться от всего этого, то что остается?
— Ключ от той мерзкой Двери!
— И сокровища Нимрода!
— Тогда что же нам сейчас делать?
— Молиться.
Они возвратились к старику, и Джей спросил:
— Чем мы можем вам помочь?
Казалось, старик почувствовал облегчение, услышав вопрос Джея.
— Бог, которому вы служите, сильнее любого другого бога, даже Бога Земли… Я не владею этим Сундуком — он владеет мной! Шандаго управляет моей жизнью и запугивает меня своими проклятиями, а сейчас… с тех пор, как вы приехали и привезли вашего могущественного Бога, мне интересно… — глаза старика наполнились слеза ми, и он весь задрожал, — интересно, не может л и ваш Бог избавить меня как-нибудь от проклятия Священного Сундука и от Шандаго! Возможно, ваш Бог сильнее, чем проклятие, которым я связан.
Лайла заговорила очень мягко:
— Его зовут Иисус, и Он, конечно, имеет силу над этим проклятием. Он сильнее любого проклятия.
Эти слова успокоили дрожащего от страха Шамана:
— Значит, я должен обратиться именно к Иисусу. Поскольку вы носите имя Иисуса, пожалуйста, возьмите Священный Сундук. Уничтожьте его и уничтожьте это проклятие! Вы можете освободить меня!
Лайла наклонилась вперед и заговорила самым сердечным голосом:
— Мне кажется, вам просто нужно освободиться от греха.
Старик закивал головой:
— Я бродил во тьме и боялся всю мою жизнь. Мои грехи тяжелым камнем лежат у меня на сердце,
— Послушайте, — сказал Джей, положив руку на плечо старика, — вы просто служили не тому богу. Давайте мы вам расскажем об Иисусе.
И они рассказали ему. В этом крошечном бунгало при свете единственной свечи Джей и Лайла рассказали старому халдейскому чародею, как избавиться от древнего оккультистского обмана и найти истинный мир и прощение в Иисусе. Они излагали Евангелие самыми простыми словами, но скоро старик стал понимать, что Иисус, чистый и святой Сын Божий, заплатил за грехи людей Своей собственной жизнью, чтобы каждый человек мог освободиться от греха, страха, смерти и от любых лживых, злых богов, которым они поклоняются.

С трясущимися руками, воздетыми к небу в пламенной молитве, старик плакал и причитал: «Я отрекаюсь от Бога Земли. Я не буду больше поклоняться ни солнцу, ни луне и звездам, ни душам умерших. Я поклоняюсь Иисусу и Его Святому Отцу, единственному истинному Богу».
Казалось, что комната озарилась светом. Старик плакал от радости, обращаясь своим взором к небу, воздевая руки в радости и благодарении.
К окошку, незаметно для радующихся христиан, подкралась молчаливая фигура, наблюдавшая за ними и слушавшая, что они говорили. Старик глубоко вздохнул и впервые за много лет улыбнулся,
— Я только что родился! — воскликнул он.
— Заново родился! — вот слова, которые говорил Иисус! — счастливый, сказал Джей.
Старик сжал ладони и засмеялся:
— Да! Да! Я снова начал жить! Проклятие, зло ушло из моей жизни!
Внезапно он снова вспомнил о чем-то и не смог себя сдержать:
— Но Дверь! Дверь все ещё там! Ее нельзя открывать!
Он схватил черный сундук и сунул его в руки Джея.
— Вот, пожалуйста, вы сильнее с вашим Богом. Возьмите сундук и уничтожьте его.
— Хорошо. — сказал Джей, — но сначала я открою его,
Лицо старика побледнело от ужаса:
— Нет! Нет! Открыть сундук — значит умереть!
— Наш Бог сильнее, вы помните об этом?
— Да, Он сильнее, но…
— Не беспокойтесь, — сказала Лайла, сундук уже не причинит никакого вреда,
— Я буду очень осторожен, — заверил его Джей. — Ведь уже пришло время открыть этот загадочный ящик,
Старик отпрянул от стола в страхе, который не мог преодолеть, а Джей взял свой нож, чтобы попытаться открыть крышку.

Старое потемневшее дерево был твердым, как сталь, а крышка была закрыта очень плотно. Как и Дверь, она не открывалась столетиями. Джей пытался просунуть острый конец ножа в щель под крышкой, Именно тогда свет в комнате, казалось, потускнел. Лайла открыла рот от изумления:
— Что случилось?
— Спокойно, — сказал Джей. — Должно быть; туча закрыла луну или ещё что-нибудь в этом роде.
Из темного угла раздался голос перепуганного старика:
— Иисус, Ты защитишь нас?
— Он защитит,
Джею показалось, что с одной стороны в уголке щель стала расширяться. Он вставил туда нож и, с трудом передвигая его, сантиметр за сантиметром расширял щель. На стол начали падать пыль и грязь. Где-то далеко на улице Скорпиона заунывно завыла собака. Лайла занервничала:
— Джей, я думаю, надо поторапливаться.
— Но я не хочу ломать этот сундук, — ответил он, медленно и методично выполняя свою работу.
Щель становилась шире, и в конце концов крышка стала подниматься.
— Подождите ещё немного, — сказал Джей.
Он слышал беспокойное дыхание старика в углу. Комната казалась очень темной.
Какдела, Джей? — спросила Лайла, которая смотрела на все, стоя немного в отдалении от стола.
Он почти открыт.
Он поковырял лезвием ножа ещё немного, и крышка ослабла и стала легко подниматься. Он приоткрывал её все больше и наконец открыл совсем.
Комната наполнилась запахом старой плесени, как будто только что открыли гробницу, Мелкая пыль посыпалась с крышки, когда Джей опустил её на стол. Казалось, что сундук весь набит такой пылью. Джей взял ложку и провел ею по серой поверхности. Он нашел кусочек ткани, абсолютно истлевшей, и отодвинул её в сторону. Она рассыпалась, превратившись в порошок. Он также осторожно сдвинул его в сторону. Лайла, подошедшая поближе к столу, чихнула, так как серая пыль попала ей в нос. И наконец старик очень робко приблизился к столу. Они втроем заглянули в Сундук. Джей раздвигал пыль ложкой, и вдруг послышалось, как она ударилась обо что-то металлическое. «О», — промолвил Джей. Он засунул внутрь руку, осторожно взял то, что там было, и вытащил наружу. Пыль опадала мелкими клочьями. Запах плесени был невыносим.
— Вот он!.. Я так думаю, — сказала Лайла.
— Я вижу его, — промолвил старик. — Я вижу его своими собственными глазами.
Джей сдул пыль и протер предмет лоскутком ткани. Чем больше он тер его, тем больше предмет блестел, пока они не увидели, что он был сделан из красивого блестящего металла, похожего на бронзу, Лайла пришла к заключению:
— Он сделан из такого же металла, как и Дверь!
— Вы только взгляните на него! — воскликнул Джей, поворачивая его в разные стороны. Металлический предмет был похож на странный садовый инструмент — с ручкой и длинным узким стержнем с одной стороны, а с другой стороны была удивительная, похожая на клешню, кисть с пальцами. Джей во всем разобрался.
— Вспомните форму замочной скважины в Двери. Надо держать вот за этот конец, а другой конец вместе со всеми этими пальцами вставлять в замок, вот и все!

Ключ от Двери Шандаго! — воскликнул старик.
— Или Нимрода, — добавил Джей. Вдруг они почувствовали, как подул холодный ветер, взлохматив волосы на затылке. Вой и лай собак, постепенно усиливаясь, проникали во все узкие улочки и переходы.
— Я боюсь, — сказал старик.
Джей не слушал его; он был слишком занят разгадыванием загадки ключа.
Конечно, все правильно. Древние халдеи позаимствовали свою таинственную религию и веру у Вавилона, у правителя Нимрода. Очевидно, когда Нимрод передавал свою религию халдеям; он также вручил им ключ от своих сокровищ. Хранение этого ключа стало частью их религии.
Я ещё больше боюсь, — сказал старик, осматривая комнату и со страхом выглядывая на улицу. — Я чувствую, что зло сегодня действует.

Порывы ветра обдали их ледяными потоками воздуха. Свеча задрожала.
— Лайла, посмотри, нельзя ли закрыть окно?
Лаила сделала только несколько шагов по направлению к окну и тотчас пронзительно закричала.
— Что такое? — кинулся к ней Джей. Старик был туг же, он выглядывал в окно.
— Я никого не вижу, — сказал он.
— Я кого-то видела, — настаивала Лайла. — Кого-то в широкополой шляпе. Он был прямо возле окна,
Все они внимательно осмотрели улицу в разных направлениях, но никого не нашли.
— Он уже ушел, — сказал Джей. Они вернулись назад, Старик тяжело дышал. Он прислонился к стене, держась руками за сердце, глаза его были полны ужаса. Джей и Лайла посмотрели в направлении его испуганного взгляда. Тяжелая дверь была открыта, в комнату врывался холодный ночной ветер, поигрывая пламенем свечи и шевеля их волосы. На столе все так же стоял старый открытый сундук.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.