Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> 12 проповедей о прославлении

12 проповедей о прославлении

E-mail
Автор Чарльз Сперджен   
14:04:2009 г.
Оглавление
12 проповедей о прославлении
Сила молитвы и радость прославления
Хвали Бога своего, о Сион!
Новая песня для новых сердец
Больше и больше
Хвала и обеты Сиона
Утренние и вечерние песни
Искусство прославления
Учение Ефама Езрахита
Хвала каждый день
Дело всей жизни
Хвала за дар даров

6. Хвала и обеты Сиона

Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе, и Тебе воздастся обет в Иерусалиме. Ты слышишь молитву; к Тебе прибегает всякая плоть. Псалом 64:2-3.

На Сионе был воздвигнут алтарь для жертвоприношений. Здесь всегда должны были приноситься жертвы всесожжения за исключением тех случаев, когда Бог повелевал пророкам нарушить это правило. Поклонение Богу на высотах противоречило Божьим заповедям: "Берегись приносить всесожжения твои на всяком месте, которое ты увидишь; но на том только месте, которое изберет Господь в одном из колен твоих, приноси всесожжения твои и делай все, что заповедую тебе". Поэтому колена, перешедшие Иордан и воздвигшие памятный жертвенник, заявили, что построили его не для того, чтобы приносить на нем жертвы: "Да не будет этого, чтобы восстать нам против Господа и отступить ныне от Господа, и соорудить жертвенник для всесожжения и для приношения хлебного и для жертв, кроме жертвенника Господа Бога нашего, который пред скиниею Его".

Мы тоже "имеем жертвенник, от которого не имеют права питаться служащие скинии". В наше духовное поклонение не смеют вмешиваться сторонники обрядов и ритуалов, они не могут питаться от нашего духовного жертвенника, но другого такого жертвенника, пища с которого давала бы вечную жизнь, нет. Есть только один жертвенник - Иисус Христос, наш Господь. Все остальные жертвенники - подделка, они приводят к идолопоклонству. Деревянные, каменные, бронзовые идолы - все это игрушки, которыми развлекаются те, кто вернулся к ветхим образам иудаизма, это мишура, которой злонамеренные священники вводят в заблуждение доверчивых сынов и дочерей человеческих. Рукотворные святые места навсегда остались в прошлом. Когда-то они были истинными образами, но явилась сущность этих образов, и поэтому они утратили прежнее значение. Славный Искупитель, Богочеловек - вот центр нашего поклонения и единственный истинный жертвенник сегодня. Он - глава Церкви, ее сердце, жертвенник и священник, Он есть все во всем. Вокруг Него мы строим свою жизнь подобно тому, как колена Израилевы в пустыне разбивали свои шатры вокруг скинии.

Церковь, собравшуюся вместе, мы можем уподобить собранию на горе Сион, куда восходят колена, колена Господни, по закону Израилеву славить имя Господне. И поклонение на Сионе заключалось не в пении отдельных людей, а в совместной хвале всех собравшихся. Так происходит там, где в центре - Христос, где Его жертва является единственным жертвенником, на который кладут все приношения. Истинный Сион там, где церковь объединяется вокруг одного Имени и поет об одной Жертве. И сегодня, собравшись во имя Христа, принесшего одну жертву раз и навсегда, мы возносим молитвы и хвалу одному только Господу через Иисуса Христа, а это значит, что "мы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующе му собору и церкви первенцев, написанных на небесах". Наши ноги сейчас стоят на Сионе, хотя мы и находимся на далеких языческих островах, и мы имеем полное право сказать: "Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе, и Тебе воздастся обет".

Обратим все свое внимание сегодня на два момента: во-первых, на святое поклонение Богу, во-вторых, на то, как Бог ободряет и вдохновляет нас словами: "Ты слышишь молитву; к Тебе прибегает всякая плоть".

I. Во-первых, давайте поразмышляем о святом поклонении Богу. Оно состоит из двух частей: хвалы и обетов, хвалы, принадлежащей Богу, и обетов, исполнение которых обещано Богу.

Давайте обратимся сначала к хвале. Хвала - суть поклонения Богу на небесах, а то, что достойно небесного поклонения, должно составлять основу поклонения и на земле. Живя на этой земле, мы не прекратим восхвалять Бога, не прекратим молиться хотя бы потому, что у нас много нужд. "Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе", - произнося эти слова, мы не должны думать о только постигших нас нуждах и сразу же переходить к другой части молитвы: "Хлеб наш насущный дай нам на сей день". Церковь переживает не лучшие времена, если ее поклонение - сплошной стон. Слова восторженной хвалы всегда должны звучать на ее собраниях. "Хвали, Иерусалим, Господа; хвали, Сион, Бога твоего". "Пойте Господу песнь новую; хвала Ему в собрании святых. Да веселится Израиль о Создателе своем; сыны Сиона да радуются о Царе своем". Пока пребывают солнце и луна, пусть неизменно звучат слова: "Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе..." Не думайте снисходительно о прославлении, ибо и ангелы, и святые, достигшие совершенства, почитают восхваление Бога главной радостью их вечной жизни, и Сам Господь говорит: "Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня". Мне кажется, мы склонны недооценивать прославление как часть нашего богослужения, хотя на самом деле восхваление Бога по своей важности не уступает никакому другому элементу поклонения. Молитвенные собрания проходят постоянно, но собрания, посвященные прославлению, - редкость. Мы признаем свою обязанность молиться, отводя для молитвы специальное время, но мы не поступаем так в отношении обязанности прославлять Бога. Я слышал о "домашней молитве", но не часто приходится слышать о "домашнем прославлении". Я знаю, что все вы стремитесь расти в искусстве тайной молитвы, но относитесь ли вы также серьезно к тайному прославлению и восхвалению Бога в уединении? Мы всегда должны благодарить Его, это такая же апостольская заповедь, как и эта: "Всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом". Я часто повторяю, что молитва и хвала - это вдох и выдох, из которых состоит процесс духовного дыхания, поддерживающий нашу внутреннюю жизнь. Мы вдыхаем воздух небесного вдохновения, когда молимся, и мы выдыхаем его, когда прославляем Бога, подарившего нам этот вдох. Поэтому, если мы хотим быть духовно здоровыми, то должны чаще благодарить Бога. Молитва как корень, который ищет и находит питательные вещества, а хвала - плод для владельца виноградника. Молитва предназначена для нас самих, хвала - для Бога. Нельзя поддаваться эгоистичному желанию всегда просить, никогда не восхваляя Бога. Хвала - это попытка воздать Богу за Его бесконечные благословения. Давайте же не будем лениться прославлять Бога самой лучшей музыкой - музыкой преданной души. "Хвалите Господа, ибо Господь благ; пойте имени Его, ибо это сладостно".

Давайте более внимательно задумаемся над словами стиха, в котором воздается хвала Господу.

Прежде всего отметим, что хвала воздается исключительно Богу. "Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе..." Хвала принадлежит Тебе, вся хвала принадлежит Тебе, а не человеку или кому-то еще, кто, как может показаться, достоин прославления. Я бывал в храмах, которые люди называют домом Божьим, но где хвала возносится женщине - деве Марии, святым, где песни и молитвы возносятся умершим мученикам и защитникам веры, которые, по мнению людей, сильны перед Богом. Так происходит в Риме, но не на Сионе. Тебе, Мария, принадлежит хвала в Вавилоне, но Тебе, Боже, хвала принадлежит на Сионе. Богу и только Ему должна воз носиться хвала Его истинной Церкви. Протестанты освободились от этого страшного заблуждения, но, я боюсь, что они впали в другое, ибо на наших богослужениях мы слишком часто служим сами себе. Это происходит тогда, когда музыка становится для нас важнее содержания песни. Я опасаюсь, что в тех церквах, где вместо собравшихся людей поет хор, певцы с сольными номерами или играет орган, люди больше думают о качестве исполнения музыкальных произведений, чем о Самом Господе, хотя хвала принадлежит только Ему одному. Дом Божий посвящен Богу, но слишком часто он превращается в театр, где христиане уже не поклоняются Богу, а выступают в качестве зрителей. Мы собираемся вместе не для того, чтобы предаваться развлечениям или демонстрировать свои музыкальные способности, а для того чтобы поклониться у престола великого Царя, Которому одному да будет слава во веки веков. Истинная хвала всегда воздается Богу и только Богу.

Братья, смотрите, чтобы служитель вашей церкви вместе с вами воздавал славу Господу, чтобы ваш служитель не стал для вас полубогом. Не принимайте клевету, якобы пресвитер - это тот же самый священник, только по-другому называется. Смотрите дальше и выше человека, иначе вы можете оказаться у разбитого корыта. О самых лучших проповедниках мы можем сказать: "Воздай славу Богу; мы знаем, что человек этот грешник". Если бы мы увидели, что вы относитесь к нам с суеверным почитанием, мы, подобно Павлу и Силе в Листре, разорвали бы свои одежды и воскликнули: "Мужи! что вы это делаете? И мы - подобные вам люди, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу Живому, Который сотворил небо и землю, и море, и все, что в них". Ни одному человеку, будь то священник или правитель, ни одному обитателю неба или земли мы не должны воскурять фимиам поклонения, а только одному Богу. Поклоняться котам вместе с египтянами - все равно, что поклоняться папам вместе с католиками. Между народом, который выращивает своих богов в огороде, и сектой, которая выпекает своего идола в печи (Здесь имеется в виду католическое учение о превращении хлеба в плоть Христа после молитвы священника во время мессы. Это учение, как и следовало ожидать, привело к требованию буквально поклоняться хлебу, которое якобы превращается в тело Господа: священник высоко поднимает поднос с просфорой, а пришедшие на мессу преклоняют перед ним колена.), нет никакой разницы. Любое идолопоклонство в одинаковой степени ненавистно нам. Только одному Богу принадлежит хвала на Сионе.

Но иногда наша хвала вообще никуда не возносится, а растворяется в пустом пространстве. Мы не всегда ощущаем присутствие Бога. "Надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает", - это также истинно в отношении молитвы, как и в отношении прославления. Бог есть Дух, и христиане должны прославлять Его в духе и истине, ибо Отец ищет Себе людей, прославляющих Его так и никак иначе. И если мы не подъемлем свои глаза и сердца к Нему, то произносим напрасные слова и попусту тратим время. Наша хвала очень странно звучит, если она с почтением и дерзновением не обращена к Господу сил. Какой смысл стрелять из лука, не имея мишени? Цель наших песен - Божья слава и ничто иное.

Обратите внимание также на то, что хвала должна быть постоянной: "Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе...". Некоторые переводчики Библии считают, что это слово содержит в себе идею постоянства. Хвала присутствует, пребывает, ибо Сион не исчезает, когда собрание расходится. Мы не оставляем свою святость в здании: камень и дерево не могут содержать святость в себе, она присутствует в живом собрании верующих.

Народ Божий никогда не перестает быть церковью, и поэтому хвала Господу должна звучать постоянно. Любое собрание должно начинаться с прославления, заканчиваться хвалой и проходить в духе восхваления Бога. На всех наших собраниях должен быть духовный жертвенник для воскурения фимиама, с него должен постоянно подниматься дым хвалы, состоящий из смирения, благодарности, любви, самоотверженности и святой радости в Господе. Огонь на этом жертвеннике должен гореть только для Господа, и он никогда не должен гаснуть. Милость Бога пребывает вовек, так пусть наша хвала пребывает вовек. Солнце с радостью всходит по велению Бога, давайте же встречать каждое новое утром псалмами и гимнами. Величественный закат прославляет Бога каждый вечер, пусть же Бог услышит вечерний звон в наших сердцах. "Род роду будет восхвалять дела Твои и возвещать о могуществе Твоем". Если бы милость Божья прекратилась, тогда еще можно было бы как-то оправдать прекращение прославления Бога. Но даже если нам показалось, что Божья милость иссякла, мы продолжаем любить Господа и поэтому вместе с Иовом говорим: "Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" Пусть наша хвала будет постоянной, неизменной, пребывающей. Епископу Фаррару пришла в голову хорошая идея, когда он решил устроить постоянную хвалу Богу в своем доме. У него была большая семья, вместе с прислугой в его доме насчитывалось двадцать четыре человека. Каждому он поручил в течение одного часа молиться и прославлять Бога, так что весь день не прекращалось поклонение Богу. Не всякий это может сделать в своем доме. Кроме того, такое поклонение может превратиться в суеверие. Но отходить ко сну, благословляя имя Бога, просыпаться ночью и размышлять о Нем, просыпаться утром с радостным предвкушением дня, который мы проведем с Богом, - это нам под силу, к этому нам следует стремиться. Как бы хотелось, чтобы за любой работой или во время отдыха душа без принуждения хвалила Бога, подобно тому как птицы наполняют воздух своим пением, цветы - ароматом, а солнечные лучи - теплом. Мы должны стать воплощенным песенником, хвалой, облеченной в плоть и кровь. И мы не желаем прерываться в этом святом занятии, не просим ни минуты отдыха. "Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе...". Хвала Тебе может приходить и уходить в этом мире, где все течет и изменяется, но в Твоем народе, живущем в Тебе и обладающем в Тебе вечной жизнью, хвала не прекращается ни на мгновение.

Переходим к следующей мысли: "Тебе, Боже, принадле жит хвала на Сионе..." (В английском варианте эти слова звучат иначе: "Тебя, Боже, ожидает хвала на Сионе", и рассуждения в этом абзаце и других частях проповеди построены именно на слове "ожидает".) Хвала всегда должна быть смиренной . Слуги в королевском дворце ждут приказания. Курьеры находятся в постоянной готовности для выполнения поручения. Придворные всегда рядом с королем, желая поймать его благосклонный взгляд и выполнить любую его просьбу. Мы должны находиться в состоянии полной готовности и постоянно слушать, в чем состоит воля Божья, ибо в этом и заключается прославление Бога. Более того, истинная хвала всегда подразумевает исполнение воли Божьей. Порой надо остановиться и подождать, пока Господь Бог скажет слово, а после исполнить его, каким бы оно ни было. Ждать и с готовностью повиноваться - это истинная хвала. Хвалу можно назвать слугой, который с удовольствием выполняет приказания хозяина. Нам не позволено фамильярничать с Богом, да эта беда в наше время большинству и не грозит, потому что люди не любят быть в близких отношениях с Богом. Богослужение становится все более официальным, холодным и удаленным от Бога. Как редко встречаются в наши дни люди, которые подходят к Богу так близко, как Лютер! Но как бы близки мы ни были с Богом, Он остается Богом, а мы - Его творением. Конечно, Он - "Отче наш", но не надо забывать, что Он "Отче наш, сущий на небесах". "Отче наш..." - Бог близок и открыт для нас, "сущий на небесах" - мы смиренно и со страхом склоняем свои головы в Его присутствии. Если кто-то вздумает фамильярничать с Богом, то пусть скорее откажется от этой затеи, потому что она ведет к самоуверенности. Близкое общение с Богом развивает смирение, которое не позволяет ступить за черту недозволенного. Тебя, Боже, ожидает хвала на Сионе с готовностью слуги слушать и повиноваться. Слуга падает ниц у подножия Твоего престола, понимая, что он - "раб, ничего не стоящий".

Возможно, дорогие друзья, вы знаете, что эти слова можно перевести по-другому: "Пред Тобой, Боже, хвала молчит". Один из древнейших комментаторов дает такой перевод: "Хвала и молчание принадлежат Тебе, Боже". А доктор Гилл (Известный баптистский богослов XVIII века, который в прошлом был пастором церкви, которую теперь возглавлял Сперджен.) сообщат нам, что в Библии короля Испании был принят такой перевод: "Хвала ангелов - как молчание пред Тобой, о Боже". Другими словами, наша самая возвышенная хвала - не больше, чем молчание перед Богом, и поэтому мы должны прославлять Его, признавая свою немощь. О, если бы мы могли, выражаясь словами нашего поэта,

Громче грома воспевать хвалу

И славить, словно у Его престола!

Но мы не способны на это, и когда мы поем самые прекрасные песни, а наши сердца искренне радуются, мы не воздаем Ему всю славу. В сравнении с возвышенностью Его природы наше самое пламенное прославление не многим отличается от молчания. О братья, разве вы никогда не ощущали этого? Люди, для которых важна форма богослужения, считают, что дело сделано, если орган ни разу не сфальшивил, но поклоняющиеся Богу в духе чувствуют, что не могут достойно превознести Его имя. Они не без стыда поют некоторые песни и чуть ли не со слезами возвращаются с богослужения, понимая, что все согрешили и лишены славы Божьей, возможности достойно славить Его. О, если бы наш ум приобрел способность правильно оценивать величие Бога, если бы наш язык мог произносить слова, могущие выразить это величие, а наш голос подобно шуму многих вод пропеть торжественную мелодию. Увы! Мы смиряемся, думая о наших неудачных попытках славить Господа.

Слова - вода.

Язык - лишь крик.

Любовь - крепка.

А Бог - велик.

Когда мы делаем все, что в наших силах, наша хвала - не больше молчания пред Его благостью и бесконечным величием.

Должен заметить, что угодная Богу хвала может принимать разные формы. Часто хвала Богу на Сионе выражена словами, но не менее часто хвала Богу на Сионе - молчание. Кто-то не очень хорошо поет, но перед Богом, его песни, возможно, самые лучшие. Некоторые люди, как нам кажется, поют совершенно невпопад. Но иногда Бог скорее примет их пение, чем музыку целого оркестра, хорошо исполняющего свой репертуар. Рассказывают, что Роуланд Хилл чувствовал себя очень неудобно из-за пожилой женщины, которая сидела рядом с кафедрой и пела невпопад, да еще пела громко - так обычно делают люди, лишенные слуха. Наконец, он не выдержал и попросил ее петь потише, на что женщина ответила: "Но я пою от всего сердца". Благородный человек Божий не стал настаивать на своей просьбе и сказал: "Пойте громко, я совсем не хотел вам помешать". Если хвала исходит из самого сердца, никто не удержит ее. Даже восклицания методистов прошлого "Аллилуйя!" и "Слава!", произнесенные в ревности по Богу, можно принять. Сказано: "...Если они умолкнут, то камни возопиют". Иногда бывает так, что даже те, которые умеют хорошо петь, не могут словами выразить ту хвалу Богу, которая вырывается из их души. Некоторые спиртные напитки бродят так, что бочки, в которых они хранятся, не выдерживают и разрываются. Так иногда нашей душе мало языка для выражения хвалы Господу. Хотелось бы, чтобы все органы нашего тела превратились в громогласные уста. О, если бы мы могли славить Бога всем своим существом, а не только каким-то волоском на нашей голове или каплей крови! И когда нас одолевает это могучее желание прославить Бога, а слов не хватает, мы просто замолкаем пред Его величием.

Святой ужас нас одолевает.

Что говорить? Язык смолкает.

Я даже склоняюсь к тому, что на богослужениях нам надо отводить время для сладостных минут молчания. Убежден, что молчание, бывает очень полезно. Иногда единодушное совместное молчание верующих, склонившихся перед Богом, может быть, лучше выражает святые чувства, чем пение какого-нибудь гимна или псалма. Но все должно иметь меру. Если сделать молчание постоянной частью богослужения, оно может стать искусственным и формальным. Молчание необходимо тогда, когда этого требует сердце. Давайте же не только словами, но и молчанием славить Бога и всегда признавать, что наша хвала в сравнении с достоинством Бога - всего лишь молчание.

Я также хочу добавить, что хвала Богу содержится в нашей надежде. Когда мы славим Бога, мы надеемся увидеть и познать Его лучше и поэтому ожидаем Его. Мы благословляем имя Царя и желаем быть ближе к Нему. Мы возвеличиваем Его за то, что видели, но хотим увидеть еще больше. Мы славим Его во внешних дворах, но вскоре будем делать это в небесных обителях. Мы прославляем Его за откровение в Иисусе Христе, ибо надеемся уподобиться Христу и быть там, где и Он. И если я не могу прославить Бога за то, кем я являюсь, я могу восхвалять Его за то, кем я буду. Если настоящее кажется мне мрачным и угрюмым, тогда я вспоминаю слова прекрасного гимна и повторяю:

Но блажен, кого Спаситель

На труде его найдет;

Он в небесную обитель

В светлой радости войдет.

Не только моя хвала воздает долг благодарности за прошлое, но моя вера помогает мне увидеть будущее и исполнение всех замыслов Бога. Поэтому, прославляя Бога за будущее, я отдаю Ему долг благодарности за благословения, которые еще не получил.

Братья и сестры, давайте выделим время для того, чтобы прославить Бога за нашу жизнь. Бог дает нам благословения, общие для всех. Мы называем их обычными, но как драгоценны они! Возможность придти сюда, а не быть прикованным к постели я почитаю дороже мешка с золотом. Быть в здравом уме и жить среди нормальных людей, а не в психиатрической лечебнице, быть окруженным детьми и близкими, которых мы еще не лишились, иметь хлеб и одежду, быть чистым от страшных пороков, быть защищенным Богом от нападок искусителя - Божественные милости, и за них Богу следует хвала.

В одном из псалмов говорится: "Дела беззаконий превозмогают меня; Ты очистишь преступления наши". Безграничная любовь очистила нас от всякой нечистоты! Мы были черны, а теперь мы омыты, омыты бесценной кровью. Прославьте Его за это! Дальше в псалме сказано: "Блажен, кого Ты избрал и приблизил". Разве не является величайшим из благословений возможность приблизиться к Богу? Неужели в ваших глазах ничего не значит, что через кровь Христа мы стали близки Богу, хотя раньше были отчуждены от Него? И это произошло благодаря избирающей любви Божьей! "Блажен, кого Ты избрал..." На вас пал извечный выбор, будете ли вы молчать? Бог облагодетельствовал вас больше других людей, и неужели вы откажетесь воспеть Ему хвалу? Нет, вы будете возвеличивать и превозносить Господа, ибо Господь избрал Себе Иакова, Израиля в собственность Свою. Давайте продолжим чтение псалма и прославим Бога за то, что нам дано место среди Его народа: "Блажен, кого Ты избрал и приблизил, чтобы он жил во дворах Твоих". Да будет благословен Бог за то, что мы не будем изгнаны Им, а получим вечное наследие сынов Божиих. Мы славим Бога за то, что можем жить в Его доме на правах детей. "Насытимся благами дома Твоего, святого храма Твоего".

Не буду продолжать далее цитирование псалма, а просто скажу, что существуют десять тысяч причин, по которым мы должны взять арфы, повешенные на вербы. И мне не известна ни одна причина, по которой мы можем позволить арфам висеть без дела. Есть десять тысяч раз по десять тысяч причин, чтобы говорить благое о Том, Кто "возлюбил нас и предал Себя за нас". "Великое сотворил Господь над нами: мы радовались". Я помню, как на одном из молитвенных собраний этот стих был искажен: "Великое сотворил Господь над нами: мы хотим радоваться ". О братья, я не люблю, когда Писание изменяют, коверкают или добавляют к нему. Если перевод и должен быть исправлен, то пусть он будет исправлен знатоками, а не невеждами. "Хотим радоваться"? Вот уж удивительная благодарность Богу, сотворившему великое для нас! Если великое было совершено, наши души радуются и не могут не радоваться, они должны быть переполнены благодарностью Богу за Его доброту.

2. Итак, мы вели речь о нашей святой жертве - благодарности. Давайте теперь обратимся к другой жертве - обетам: "...Тебе воздастся обет..."

В наши дни люди не часто дают обеты, было время, когда их давали намного чаще. Но по количеству обетов нельзя определить лучше человек или хуже. Обеты превратились в такое суеверие, что искренние верующие стали избегать их. Но в любом случае мы время от времени возлагаем на себя бремя обетов. Я должен признать, что один из обетов я не выполнил так, как намеревался. Этот обет я дал после своего обращения . Я подчинил себя, свое тело, душу и дух Тому, Кто искупил меня ценой крови, и дал обет. Но он заключался не в обещании чрезмерно долго молиться и делать больше, чем от меня требуется, а в намерении воздать Богу разумным служением. Вы тоже давали такой обет. Вы помните любовь первых дней общения с Иисусом, когда Он был очень дорог вам, когда вы только вступили в брачные отношения с Ним? Вы посвятили себя Ему навечно. О братья и сестры, в исполнении этого обета заключается часть нашего поклонения. Вспомните об этом обете сегодня вечером, еще раз подчините себя Тому, Кому вы принадлежите и служите. Скажите вместе со мною: "Вяжите вервями жертву, ведите к рогам жертвенника". О, нам нужен еще один ремень, чтобы привязать жертву к рогам алтаря! Плоть сопротивляется? Так пусть же она будет крепче привязана, чтобы не сбежала с жертвенника Божьего.

Возлюбленные, многие из нас дали, по сути, обет во время крещения . Мы были погребены со Христом крещением в смерть, и, если мы не лицемерили, то заявили о том, что умерли со Христом и были погребены вместе с Ним. Крещением мы также засвидетельствовали, что воскресли со Христом. Так неужели мир будет жить в тех, кто умер для него, и неужели жизни Христовой не будет в тех, кто воскрес вместе с Ним? Мы предали себя Богу актом мистического погребения. Вспомните, как это происходило, я прошу вас. И, вспомнив, покраснейте и попросите Бога помочь вам исполнить ваш обет.

Мы также дали обет, когда присоединились к церкви Божьей. Между нами и церковью без слов был заключен договор, в соответствии с которым мы обязались служить ей, приносить славу Христу святой жизнью, увеличивать церковь проповедью Евангелия, стремиться к единству и миру, проявляя любовь и сострадание к другим членам церкви. И мы не имели права становиться членами церкви, если не подразумевали этого, если силой Христа не намеревались помогать церкви расти и укрепляться. Активное участие в жизни церкви было неявным условием присоединения к ней. Как на счет этого обета? Можем ли мы сказать, как перед Богом, зная, что Он все видит, что исполнили этот обет? Да, мы были в какой-то мере верны своему обещанию, братья. Но как хотелось бы, чтобы этот обет был исполнен до конца!

Некоторые из нас дали еще один обет, когда, как я надеюсь, по призыву Самого Бога мы посвятили себя христианскому служению . И хотя нам не был присвоен чин и мы не были особым образом посвящены в какой-то духовный сан, ибо не верим в рукотворных священников, мы все же молчаливо согласились с тем, что отныне все свое время будем посвящать служению в церкви, что тело, душа и дух будут отданы без остатка на дело Христова Евангелия. О, если бы этот обет был в полной мере исполнен пасторами церквей! Вы, мои братья, старейшины и дьяконы, когда брались за служение, знали, что такое церковь. Она ожидала святости и рвения от вас. Святой Дух поставил вас блюсти церковь Божию, чтобы вы питали стадо Божие. Ваше положение возлагает на вас известные обязанности. Вы дали обет, который требует самой активной деятельности. Как вы исполняете этот обет? Воздали ли вы этот обет Господу на Сионе?

Кроме того, благочестивые люди обычно дают обеты в особых случаях: во время болезни, потери близкого человека, страданий. Вы говорите: "Если я встану и дни мои продлятся, я буду лучше использовать отведенное мне время". А иногда вы говорите так: "Бог оградил меня от большой беды, поэтому я больше буду жертвовать". В следующий раз вы сказали: "Если Господь снова явит мне свет лица Своего и выведет меня из этого угнетенного состояния души, я буду славить Его как никогда прежде". Вы помните? Последнее я отношу к себе, потому что сам часто был прикован на долгое время к постели. Но я не очень доволен своим слушателем, я бы хотел проповедовать себе такими словами: "Я взываю к тебе, сердце мое, исполни свои обеты". Кто-то из нас, дорогие друзья, давал обеты во время большой радости, после рождения первого ребенка, выздоровления жены, своего собственного выздоровления, во время роста материального благосостояния или в те дни, когда мы особенно близко общались с Богом. Не давали ли мы обетов, подобно Иакову, вставшему от удивительного сна, возлившему масло на камень, служивший ему изголовьем, и давшему обет Всевышнему? У каждого из нас есть свой Вефиль. Давайте не будем забывать, что Бог слышал наши слова, и поэтому давайте исполнять те обеты, которые наша душа дала Господу в дни великой радости. Но я не буду пытаться заглянуть в сокровенные страницы ваших дневников. В них, конечно, есть проникновенные строки, которые вы не хотели бы читать вслух: вы сами не можете без слез перечитывать их. Если бы кто-то писал вашу биографию, то вы попросили бы: "Не упоминайте об этом. Это касается только меня и Бога". Некоторые строки, описывающие чистую и блаженную любовь между вами и Христом, не должны быть известны другим людям. Не помните ли, как вы говорили в те дни: "Возлюбленный принадлежит мне, и я - Ему"? И что вы пообещали, ощутив Его доброту к вам? Я хочу пробудить ваш разум напоминанием и призвать вас принести в этот вечер Господу двойную жертву воспевания хвалы и исполнения обетов. "Величайте Господа со мною, и превознесем имя Его вместе".

II. Теперь, хотя времени у меня осталось не много, я хочу сказать несколько слов об ободрении и вдохновении для принесения хвалы Богу. Об этом говорят следующие слова псалмопевца: "Ты слышишь молитву; к Тебе прибегает всякая плоть".

Заметьте, что здесь сказано о том, что Бог слышит молитву. В каком-то смысле молитва является низшей формой поклонения, но Бог принимает ее. На небесах не поклоняются в молитве, и молитва в некоторой степени эгоистична. Хвала - высшая форма поклонения, ибо она возвышает человека; хвала - это порыв души, благословенной Богом и воздающей Ему словами благодарности. Хвала возвышенна. И если Бог слышит молитву, тем более Он слышит хвалу. Если более слабые крылья молитвы достигают престола величия на высоте, тем более ангельские крылья хвалы донесут человека до жилища Божьего. Бог слышит молитву, поэтому будут услышаны слова хвалы и обетов. И это очень большое ободрение для нас, потому что сложно молиться, когда тебя не слышат, и еще сложнее славить Бога, если Он не принимает хвалу. Какой смысл был бы в молитве и хвале? Но Бог слышит и молитву, и хвалу. Так давайте же, братья, постоянно славить Бога. "Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня".

Обратите внимание также на то, что Бог слышит все молитвы, конечно, если только молитвы подлинные, ибо сказано: "...к Тебе прибегает всякая плоть". О, как я радуюсь, читая эти слова! Не отвергнет ли Бог мою немощную молитву? Да, я мог бы бояться этого, если бы Он сказал: "К Тебе прибегает всякий дух". Братья мои, Бог слышит молитву такой, как она есть - слабый стон, исходящий от падшей плоти, но в безмерной снисходительности Он говорит: "К Тебе прибегает всякая плоть". Моя нескладная молитва, моя жалобная молитва достигнет Тебя, и хотя она на первый взгляд является плодом плоти, но на самом деле она вдохновлена Твоим Духом. О, Боже, моя песня будет услышана Тобой, несмотря на то, что мой голос груб и музыка слаба. И хотя я мучаюсь от этого несовершенства, Ты примешь мою хвалу. Истинная молитва всегда будет услышана Богом через Иисуса Христа, несмотря на свои недостатки. То же самое можно сказать о хвале и об обетах.

Бог слышит молитвы постоянно. "Ты слышишь молитву..." Нельзя сказать, что Бог слышал молитвы в прошлом или слышит их только в особых случаях. Нет, Он всегда слышит молитву и, тем более хвалу. Разве не прекрасно знать, что моя, пусть она даже будет хвалой ребенка и грешника, принимается Богом, несмотря на ее несовершенство, всегда! О, завтра я спою еще один гимн, завтра из моих уст будет звучать новая песнь. Я забуду о боли, я забуду обо всех заботах, и если я не смогу петь вслух, буду бить в колокола своего сердца, я наполню свою душу хвалою Богу. Если я не могу дать выход музыке через уста, я буду славить Господа сердцем, ибо Он всегда слышит меня. Вы знаете, как сложно что-то делать для того, кто не принимает вас. Многие жены говорят: "Мне так трудно, потому что муж всегда недоволен. Я делаю все, что в моих силах, но он не обращает внимания на мою заботу". Но как легко служить тому, кто благодарит даже за небольшую услугу, ценит ваш труд. О, бедное дитя Божье, Господь ценит твою хвалу, Он ценит твои обеты и молитвы, поэтому без устали постоянно возвеличивай Его имя.

Но это еще не все, из слова "всякая": "...к Тебе прибегает всякая плоть" можно извлечь еще нечто. Всякая плоть прибегает к Господу, потому что Он слышит молитву. А значит, всякая моя хвала и хвала самых разных людей, если они искренни, будет принята Богом. Великие и бедные восхвалят Бога, и никто не будет отвергнут. И неужели, Господи, сказав: "...к Тебе прибегает всякая плоть", - ты скажешь: "Кроме этого одного человека"? Неужели я буду исключением? Братья, не бойтесь быть отвергнутыми Богом. Как-то я уже упоминал об удивительной молитве одной ревностной женщины, которая сказала такие слова: "Господи, я согласна быть второй, кого Ты отвергнешь, но только не первой". Господь говорит, что всякая плоть прибегает к Нему, и Он примет всех, кто придет: примет людей из любого класса общества, в каком бы положении они ни находились. Ты не изгонишь меня, если я приду, Ты не отвергнешь произнесенную молитву, Ты примешь хвалу, Тебе будут угодны мои обеты, если я дам и исполню их.

Давайте же прославим Господа, поклонимся Ему, станем перед нашим Создателем на колени, ибо мы Его народ и Его пажити овцы.

И в заключение я скажу следующее. Дорогие братья и сестры, возможно, на вашем пути появились большие трудности. Вас одолевают искушения, и вы слишком слабы, чтобы противостать им. Но у нас есть обещание: "Ты очистишь преступления наши". Дела беззакония могут превозмочь вас, но посмотрите, что говорит Писание: "Блажен, кого Ты избрал и приблизил". Бог поддержит вас и приблизит вас к Себе. И дела беззакония вы преодолеете силой Божествен ной благодати. Возможно, нас тяготит внутренняя опустошенность, но мы "насытимся благами дома Твоего". Ваша благость не удовлетворит ни Бога, ни вас самих, но Божья праведность насытит вас. Поэтому ободритесь, несмотря на свои беззакония и слабости, придите к Богу со своей пустотой. Придите, друзья, к Богу, если вы никогда не приходили к Нему. Обратитесь к Нему и исповедуйте свои грехи, попросите о милости. Меньше, чем попросить, сделать невозможно. Доверьтесь Его милости, пребывающей вовек, она безгранична. Не думайте плохо о Боге, но падите у Его ног. Если вы погибнете, то прямо у Его ног. Пойдите и расскажите о своем горе, излейте перед Ним сердце. Переверните вверх дном сосуд вашей души, пусть из него вытечет все до последней капли, а затем попросите наполнить вас благодатью. Придите к Иисусу, Он зовет вас, Он дает вам силы. Возглас, раздавшийся с церковной скамьи, достигнет небес. "Я никогда раньше не молился", - скажете вы. Но мы всегда что-то начинаем делать впервые. Пусть же начало наступит сейчас! Вы можете придти к Господу не потому, что хорошо молитесь, а потому, что Он милостиво принимает вашу молитву, благодаря этому всякая плоть прибегает к Нему. Добро пожаловать! Никто не преградит вам путь. Придите! В доме милости время открытых дверей. Пусть канаты Божественной любви охватят вас, пусть они привлекут вас к Нему. Придите к Нему через крест. Придите, надеясь на драгоценную искупительную жертву и веруя в Иисуса Христа. А он сказал: "Приходящего ко Мне, не изгоню вон". Благодать нашего Господа да пребудет с вами. Аминь.

Вечер, ноябрь, 1871 г.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.