Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> 12 проповедей о прославлении

12 проповедей о прославлении

E-mail
Автор Чарльз Сперджен   
14:04:2009 г.
Оглавление
12 проповедей о прославлении
Сила молитвы и радость прославления
Хвали Бога своего, о Сион!
Новая песня для новых сердец
Больше и больше
Хвала и обеты Сиона
Утренние и вечерние песни
Искусство прославления
Учение Ефама Езрахита
Хвала каждый день
Дело всей жизни
Хвала за дар даров

9. Учение Ефама Езрахита

Милости Твои, Господи, буду петь вечно, в род и род возвещать истину Твою устами моими. Ибо говорю: навек основана милость, на небесах утвердил Ты истину Твою... Псалом 88:1-2.

Это одна из лучших песен для ночной поры. Мощный поток дневных забот едва не уносит человека, но вот посреди него стоит прекрасный остров, выбравшись на который, можно спастись от стихии, на нем можно уверенно стать обеими ногами, прославить Бога и поклониться Ему. И слова песни, и шум, проносящейся мимо реки забот, ласкают наш слух.

Вдумчиво прочитайте этот псалом, и он вызовет у вас сочувствие к автору, который написал его в тяжелое для его народа время, да и сам он проходил долиной скорби, но при этом сохранил крепкую веру в верность Господа и поэтому пел о неизменности Божественного завета посреди всех невзгод и скорбей. Да и никогда он не пел так хорошо, как в эту ночную пору своего земного странствования. Поистине Бог прославляется нашими песнями, которые мы возносим Ему во время бури трудностей и заключения в узы болезни. Как возвеличивается Его милость, если мы можем прославить Его не только, когда Он дает, но и тогда, когда Он отнимает! Как было бы замечательно, если бы из раскаленной печи страданий звучала еще более горячая хвала Господу! Говорят, что если поплакать и пожалеть себя, то станет легче, что если иной раз выразить свои сомнения в словах, то боль утихнет. Думаю, что так оно и есть. Плакать - хорошо, люди не раз рассказывали мне об этом. Многие из нас знают, что иногда горе слишком велико, чтобы плакать, и поэтому слезы говорят о том, что страдания стали уменьшаться. Но все-таки лучшее средство против печали - песня. Я пробовал, поэтому говорю. Когда милость, кажется, оставила нас, хорошо петь об оставившей нас милости. Когда, кажется, нет благословений, то в это время благословением является песня о благословениях ушедших дней, и благо для человека вновь прославить Бога за те милости, которые Он давал в прошлом. Два вида песен мы должны петь, даже когда в данный момент сложно найти тему для пения: песни о делах Бога в прошлом и песни о будущей благодати, которую мы еще не получили, о благословениях завета, который во все дни храним пронзенной рукой.

Братья и сестры, я хочу, чтобы вы в этот час ощутили благодарность в своих сердцах. И неважно, что вам тяжело на душе, что вы не способны улыбнуться и не знаете, как справиться со своими проблемами, все равно пусть благодарность зажжется и горит в вашем сердце. О, придите, воспоем Господу. Не требуется прилагать много усилий, чтобы воспеть Господу в хорошую погоду. Пение жатвенных песен во время благополучия радостно, оно естественно. Кто может удержать себя от пения в такое время? Какая птица может молчать на восходе солнца, когда поля сверкают чистой росой? Но самые чарующие песни звучат под звездным небом, и нет прекрасней того пения, которое раздается в суровую зиму, когда вся жизнь природы покрыта глубоким снегом. О, сыны печали, ваши сердца настроены на такую музыку, которая неведома дочерям радости. Искусный Музыкант может извлечь более прекрасную мелодию из струн вашей арфы, чем из инструмента, не познавшего столько страданий. Я молю Господа о том, чтобы Он вразумил вас петь ваши песни в любое время года. И мы последуем за вами, а кто-то, возможно, в этом святом занятии возьмет у вас первенство. Подобно Илии, попробуем бежать перед царской колесницей в прославлении Господа. Считая себя самыми большими должниками благодати и милости Божьей, мы должны и будем петь громче других и постараемся сделать так, чтобы даже

Высокие арки небесного свода

Эхом воспели всевластного Бога.

Я обращаю ваше внимание на два момента: во-первых, на труд вечного Строителя : "...навек основана милость" (По-английски: "Mercy shall be built up for ever" ("Навек будет построена милость"). Слово "основана" имеет тот же смысл, что и "построена".); во-вторых, на решение вечного певца: "Милости Твои, Господи, буду петь вечно..."

Сначала обратимся ко второму стиху, это обращение необходимо для правильного рассмотрения предмета нашей беседы. Мы и скажем словами, и споем в песне. Да даст нам Бог сказать это в глубине сердца, и затем устами петь об этом из рода в род. Да наполнит нас всеблагой Дух Своей силой.

I. Во-первых, давайте задумаемся о вечном строителе и Его удивительном труде: "Ибо говорю: навек основана милость, на небесах утвердил Ты истину Твою..."

Я вижу вокруг себя руины, горы битого кирпича и обвалившиеся стены. Величественное строение рухнуло на землю. Произошла ужасная катастрофа. Весь мир превратился в гигантский разрушенный город. Куда бы мы ни направились, везде нас встречает разруха. Кто сделал это? Кто разрушил храм? Чья рука поднялась на это величественное здание? Человечество, человечество подверглось разрушению, а Грех был провокатором Грехопадения. Человек повержен на землю грехом. Причиной всему - беззаконие. О, разрушитель, что ты сделал с землей? В какую пустыню ты превратил весь мир! Везде, везде разруха. Предпринимаются тщетные попытки поднять из пепла разрушенный храм, но из руин поднимаются вавилонские башни, однако очень быстро они сравниваются с землей, и долина упадка и тления оказывается еще дальше от восстановления. Усилия, предпринятые человеком, только обнажили его полную неспособность вернуться в прежнее состояние, осуществить свои дерзкие замыслы и сделать реальностью воспоминания о былых днях величия. Люди могут строить, водружать камни один на другой, скреплять их цементом, но уродливое строение развалится и упадает в прах опять: грехопадение поставило печать на всем, что делает человек. Так и должно быть, потому что грех уничтожает все. Я в смятении и с тяжелым сердцем обозреваю руины, пригодные для жилья пеликана и ежа, филина и ворона, летучего змея и дикой кошки. Увы, мое человечество, как ты пало и разорилось!

Но что еще я вижу? Вот, выходит вечный Строитель из дворца слоновой кости исправить зло. В руках его - не орудия уничтожения, предназначенные для того, чтобы стереть с лица земли остатки цивилизации, а землемерная вервь и отвес, с помощью которых Он намерен на непоколебимом основании воздвигнуть новый храм, не поддающийся старению и пребывающий во веки веков. Он выходит с милостью. "Так, - говорю я, увидев Его, - будет утверждена милость на веки и веки". Нет другого материала, кроме милости, из которого можно было бы воссоздать человечество. Что может покрыть вину людей, кроме милости? Что поможет справиться с последствиями беззакония, кроме милости? Простая доброта на это не способна. Сила, даже всемогущество, не смогли бы совершить этого. Мудрость не смогла бы приступить к решению этой проблемы, если бы ей не помогала милость. Но, увидев вмешательство милости, я понял, что происходит. Удручающая картина разрушения, угнетавшая мое сердце, вскоре изменится, ибо с пришествием Милости стены быстро поднимутся, будет накрыта крыша, дворец засияет новой, многократно умноженной славой. Я понял, что отныне будут звучать песни вместо стонов, потому что пришел Бог и пришел с милостью. Дорогие братья и сестры, да будет благословен день, когда Милость, этот Вениамин Бога, самое последнее рожденное качество, явилась в мир. Милость родилась от нашей беды, ибо в милости не было бы необходимости, если бы не наш грех. Господь использовал самое большое бедствие, чтобы явить величайшее благо.

Когда пришла Милость дорогая сердцу Бога, ибо Он сказал, что "любит миловать", тогда появилась надежда, что разрушения, вызванные грехопадением, будут когда-то исправлены. "...Ибо говорю: навек основана милость [Твоя]". Если вы обратитесь к выбранному отрывку, то ясно увидите, что псалмопевец описывает проявление милости при помощи образа строительства: огромные проломы в стенах должны быть заделаны и рухнувший храм человечества должен быть восстановлен. Строительство - дело, требующее определенного труда. Дом - это нечто, что можно потрогать, и тем более увидеть. Мы планируем дома, которые существуют только в нашем сознании. Но приходит время строительства, и, как хорошо известно тем, кто занимался стройкой, начинается настоящая работа, а не просто осмотр стройплощадки и рисование чертежей. О, как реально Бог потрудился для человечества! Какой труд Он совершил, подарив нам Своего дорогого Сына! Результат Его вечного замысла теперь стал очевидным. Он действует в соответствии с тем планом, который подготовил по Своему благоволению. Какой реальный труд Он совершает, возрождая всех избранных Своих! И возрождение - не просто идея. Милость утверждена, и благословения, полученные мной и вами, не подвели нас. Они не оказались мечтой фанатиков, разыгравшимся воображением впечатлительных людей. Бог совершил реальный труд для вас и для меня, каждый из нас может засвидетельствовать об этом прямо сейчас. "Ибо говорю: навек основана милость..." Это не обман и не сон, а поступок, дело Бога. Милость была основана. А то, что основано, реально существует. Милость существует, существует реально в соответствии с заранее продуманным планом. Милость основана навечно. Правда, все земное рассыплется, сгниет, все человеческие сооружения исчезнут в последнем великом пожаре, но все же дом крепче палатки, прочнее шалаша в огороде, и поэтому "говорю: навек основана милость" Твоя. Это не передвижная кибитка, а постоянное место жительства, я убедился в этом на собственном опыте. И разве вы не убедились в том же? Бог начал являть вам Свою милость, когда вы были - нет, я не должен говорить о том, когда милость впервые была явлена, скорее, я имею в виду то давнее время, когда вы начали замечать ее, тогда седые и лысые сейчас головы были покрыты черными локонами. Когда-то вы были большеглазыми мальчиками и девочками, ползавшими у отца на коленях. Вы помните, что уже тогда милость Бога была явлена вам, и с тех пор она не покидала вас - реальная, ощутимая забота Бога. Милость Бога оказалась не менее прочной, чем дом, в котором вы выросли. С самого детства и до сего дня для вас всегда находилось место у семейного очага, и любовь матери не слабела. Но милость Бога к вам была еще более реальной для вас, чем родительский дом. Вы имеете право присоединиться к заявлению Давида: "Ибо говорю: навек основана милость..."

Бог благословляет нас в соответствии с планом, который могут реализовать только Его безграничные возможности. Мы еще не представляем себе масштаб Его замысла, и будем изумлены, когда увидим законченное строение, и это причина для нашей сильнейшей любви к Богу и желания прославлять Его. Но уже сейчас просматриваются очертания великолепного храма, и когда ко мне постепенно стало приходить осознание милости Бога, я сказал: "Милости положено основание". Я вижу, что она будет построена. Милость Бога - не груда беспорядочно сваленных кирпичей, а отесанные камни, аккуратно пригнанные друг к другу. Божья благодать и благость нашли меня не случайно, не так, как если бы Бог одинаково относился ко всем людям, не имея определенных замыслов в отношении некоторых. Нет, Бог заботился обо мне так, словно Он любил только меня одного, хотя на самом деле, да будет прославлено Его имя, Он благословлял и благословляет миллионы других людей, кроме меня. Когда я обнаружил, что за всеми действиями Милости стоит план, я сказал: "...навек основана милость..." Если бы у меня было время, я бы рассказал вам о том, как Милость выкапывала фундамент в древние времена, отмеряла землю, предопределяя спасение и заключая вечный завет. И я бы тогда обратился к вашему жизненному опыту и попросил бы вас заметить, как постепенно, слово за словом, Бог исполнял Свои обещания до сего дня. И с каким восторгом вы сказали бы: "Да этот образ можно развивать до бесконечности, настолько он хорош. Милость заложила фундамент, возводила стены, а теперь заканчивает отделочные работы". Так начинается песня: "...навек основана милость...".

Но дальше Ефам говорит: "Навек основана милость и построена ввысь..." (В русском переводе псалма нет выражения "построена ввысь". Для связности текста оно было добавлено, хотя не претендует на новый перевод. В английском варианте используется выражение "built up", которое в данном контексте означает "строить ввысь". Сперджен разбил английское выражение на две части и вплоть до этого абзаца основывал свои рассуждения на слове "built" ("построена"), а теперь он выстраивает свои образы на выражении "built up" ("построена ввысь")) Не могли бы вы на минуту задуматься об этих словах: "построена ввысь"? Сооружена не просто длинная низкая стена милости, в виде загона, очерчивающего какие-то границы, а построен величественный храм милости, чьи высокие своды вызывают трепетное восхищение. Бог водружает милость на милость, и дает нам одно благословение, чтобы вскоре дать другое. Некоторые благословения завета мы еще не готовы принять, они не подошли бы для нашей нынешней жизни. "Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить". Когда человек временно ослеп, а потом его вылечили, то после лечения определенное время он не должен смотреть на яркий свет. Человека, умирающего от голода, не следует сразу же кормить мясом: только со временем он сможет вернуться к нормальному питанию. Сильный ливень может привести к наводнению и смыть пласт плодородной почвы, а умеренный дождь напояет жаждущую землю и оживляет травы и деревья. Так и милость Божья изливается на нас в определенной мере. Бог не дает сразу все духовные благословения. Некоторые благословения предназначены для нашего духовного детства, которых нам явно недостаточно, когда мы становимся мужами в благодати. Но благословения мужа, и отца могли бы погубить ребенка, и Бог раздает нам дары и благословения, руководствуясь Божественным благоразумием и мудростью. И когда я подумал об этом, я сказал: "Навек будет построена ввысь милость Твоя: одна милость будет возвышаться на другой".

Если бы у меня были живое воображение и способность красиво выражать мысли, тогда бы я попробовал описать двенадцать оснований нового Иерусалима, его драгоценные камни, которые, располагаясь в определенном порядке, подчеркивают красоту друг друга, образуя чудесное зрелище. Я ясно вижу, что милости сапфира предшествует милость ясписа, и чем выше находится камень, тем он драгоценнее.

Мы не знаем, какой следующий камень милости Бог поставит в нашей жизни, но определенно не тот, что был до него, и не тот, который последует за ним, а отличный от них. Но, увидев несколько кладок драгоценных камней милости Божьей, я могу сказать: "Навек будет построена ввысь милость Твоя". Храм милости выстраивается ярус за ярусом и становится все чудесней. Чем больше я взираю на него, тем больше мне хочется взирать. Я смолкаю в изумлении, зачарованный невиданной красотой, и я верю, я знаю, поэтому говорю: "Навек будет построена ввысь милость Твоя". У моей надежды открывается второе дыхание. Я с волнением жду следующего явления милости. Еще не все замыслы милости воплотились в жизнь, она еще не исчерпала свои возможности. Новые деяния милости еще должны превзойти мое самое дерзкое воображение. Основание милости было заложено, когда Бог сокрушил мое сердце. Это было чистой милостью. Бог принимает сокрушенные сердца, они очень драгоценны для Него. Но более всего милость проявилась, когда Бог дал мне новое сердце, в котором поселились страх Господень и радость в Господе. О, братья, давайте помнить о том, как Он показал нам чудовищность греха и заставил устыдиться его. В этом Бог явил чудную милость, но еще более чудная милость была дана нам, когда мы ощутили, что прощены. О, вы только вспомните о том благословен ном дне, когда Он позволил нашей слабой вере с трепетом прикоснуться к краю Его одежды! Как прекрасно, что Он дал нам живую веру величиной с горчичное зерно. Но еще лучше, что с помощью этой веры мы могли совершить великие дела для Него. И мы не знаем, что нам предстоит совершить для Него, когда Он увеличит нашу веру. Тем более мы не можем себе представить, какими способностями будем наделены на небесах, когда вера достигнет совершенства. Вера не умрет, как думают некоторые. Так или иначе, мы будем верить в Бога, в радостном ожидании будем всматриваться вдаль, верой предвосхищая день славного второго пришествия Господа. Мы будем петь на небесах о вечно царствующем Боге. Мы увидим, как затрепещет вся земля в день славного явления Царя царей, мы с улыбкой будем смотреть на выражение ярости на лице сатаны. Мы еще не знаем, каких высот могут достичь наши добродетели, но если вы уже познали в какой-то мере рост в благодати, то вы сможете по достоинству оценить слова мудрого человека: "Ибо говорю: навек будет построена ввысь милость Твоя".

Я еще раз прочитаю этот стих, а вы обратите внимание, как он укоряет гордых и высокомерных и как ободряет кротких и смиренных. "Ибо говорю: навек основана милость..." Духовный рост верующих происходит исключительно благодаря милости. Некоторые люди воображают, что, достигнув определенного уровня в благодати, мы больше не нуждаемся в милости. Мои дорогие друзья, если кто-то из вас придерживается такой точки зрения и вы думаете, что вам больше не надо исповедовать грехи и просить о прощении, то я должен сказать вам, что вы отвергаете те самые истины, которые вам так дороги. Я не знаю, какое учение заставило вас так думать, но в любом случае вы находитесь в опасном положении, поэтому постарайтесь поскорее изменить его. Откажитесь от этого заблуждения. Вы должны находиться у престола благодати, который предназначен для людей, нуждающихся в ней. А сейчас вы нуждаетесь в благодати как никогда. Без обновляющейся каждое утро милости вас ожидает бедственная жизнь, как израильтян ожидала голодная жизнь без манны, каждый день падавшей с неба. Ваш Господь учил вас произносить в молитве не только: "Отче наш, сущий на небесах, да приидет Царствие Твое...", но Он также призвал вас постоянно просить: "Прости нам беззакония наши, как и мы прощаем должникам нашим". "Но я не совершаю беззаконий", - скажет кто-то. Неужели? Пойди, брат, домой и прислушайся к своему сердцу. Я не стану спорить с тобой. Сам сними повязку со своих глаз. В тебе столько же греха, сколько в яйце белка и желтка. И среди твоих прочих грехов есть протухшее яйцо проклятой духовной гордости. Я повторяю, чтобы вы ни говорили, но: "...навек основана милость..." Я надеюсь, что Бог будет относиться ко мне милостиво до тех пор, пока я живу. И я не рассчитываю на то, что Он возрастит меня духовно без использования благодати, милости и прощения. Если есть в этом мире человек, который может похвалиться тем, что он уже может не просить Бога о милости, то, признаюсь, я еще не постиг тайну самообмана такого человека. Я знаю людей, исповедующих имя Христа, которые так высоко взобрались на лестницу веры, что достигли ее конца и спустились с другой стороны. Думаю, то же самое происходит с людьми, достигшими, по их словам, совершенства. В собственных глазах они взобрались так далеко, что иначе, как святыми, их не назовешь, но в глазах Церкви Божьей они опустились так низко, что выглядят несчастными, заблудшими овцами. Да сохранит вас Бог от таких восхождений-падений.

"Ибо говорю: навек основана милость..." Братья, если мы с вами когда-нибудь достигнем небесных врат и будем стоять на ступеньках крыльца, чтобы открыть двери, чтобы открыть ее, то и тогда, если милость Божья не поможет нам переступить порог небесного дома, мы рухнем прямо в глубины ада, хотя и находились в одном шаге от рая. Милость, милость, милость! Его милость пребывает вовек, потому что Ему так угодно. До тех пор, пока мы находимся в этом мире, нам придется постоянно взывать: "Отче, согрешил я. Изгладь мои беззакония". Именно об этом говорит Ефам в своем псалме: "Ибо говорю: навек основана милость...". Ничего, кроме милости. Никогда не наступит такой момент, когда небесные каменщики остановятся и скажут: "Так, следующая кладка - заслуги. До этого ряда - милость, а следующий ряд - совершенство во плоти. Следующий ряд - нет нужды в милости". Нет, нет! Милость, милость, милость, пока последний камень не увенчает величественный храм под возгласы: "благодать, благодать на нем!"

Еще раз повторяю: "Ибо говорю: навек основана милость..." Навек? Взирая на свое прошлое, я понял: только милостью можно объяснить мое существование и благополучие. По благодати Божьей я есть то, что я есть. Псалом моей жизни состоит из разных куплетов, но каждый из них заканчивается строкой: "Ибо вовек милость Его". Оглянитесь на свое прошлое, задумайтесь, как выстраивалась ваша жизнь и ваш характер. Все, построенное из золота, серебра и драгоценных камней, было создано благодаря милости. По милости строительство будет продолжаться. Оно идет медленно, но верно. И не так уж важно, что сейчас вам очень плохо. Для вас возводится храм милости. "О нет, я едва стою на ногах, - скажете вы, - я измучен и почти упал". Вы действительно очень остро можете ощущать свои слабости и немощи, но милость Господня непоколебима, ее основание утверждено навеки, ни один камень не может быт изъят из ее стен. Нет никаких сомнений в том, что милость основана навечно. Пусть набежавшие тучи не скроют от вашего взора драгоценное слово "навек". По-другому относитесь к своим падениям и неудачам: если вы прочно утверждены в милости Божьей, то все в вашей жизни Бог обращает вам во благо. Его милость будет возводиться вечно. А если храм милости будет строиться вечно, - я сражен этой мыслью наповал, мне трудно выразить ее словами, - то что же получится из этого?! Если в жизни кого-нибудь из вас строительство будет продолжаться в течение семидесяти лет, то мы увидим изумительное здание, вечный памятник хвалы Великому Строителю. Но храм милости будет сроиться вечно, и строительство милости никогда, никогда не прекратится. Может быть, Бог сделает передышку? Нет, с каждым мгновением милость будет все выше. Или, быть может, темпы строительства постепенно замедлятся? Бог обычно поступает иначе: чем ближе Он к цели, тем быстрее начинает действовать. Думаю, Бог будет воздвигать милость ряд за рядом, будет делать кладку за кладкой до бесконечности. "Неужели этот колосс пронзит тучи и поднимется выше голубой кровли неба?" В этом нет сомнений. Посмотрите, что написано: "...на небесах утвердил Ты истину Твою..." Заметьте, не "под небесами", а "на небесах". Он будет воздвигать храм вашей души, дорогие братья и сестры, пока не достигнет небес, пока вы не превратитесь в небесного человека, пока вы не окажетесь там, где Христос. И вы будете подобны Христу как человеку. Вы будете рядом с Самим Богом, вы - дитя Божие, наследник неба, сонаследник Иисуса Христа.

А то, что построено навечно, никогда не разрушится. Строитель - Бог, а Бог всегда заканчивает то, что начал, а то, что Он заканчивает, пребывает вечно. "Ибо дары и призвание Божие непреложны". Он не ломает то, что построил, Он не действует вопреки завету, заключенному с искупленными, потому что желания Его сердца никогда не меняются. Поэтому давайте воспевать, восхвалять и благословлять имя Господа. Надеюсь, что даже тот небольшой опыт, которым мы обладаем, сделает нас способными воскликнуть вместе с псалмопевцем: "Ибо говорю: навек основана милость, на небесах утвердил Ты истину Твою..."

II. Обратимся к первому стиху. Первые будут последними, а последние будут первыми, так происходит и с выбранными нами стихами. После размышлений о Вечном Строителе, давайте послушаем Вечного Певца: "Милости Твои, Господи, буду петь вечно, в род и род возвещать истину Твою устами моими".

Псалмопевец принимает важное и благочестивое решение: "...буду петь..." Он говорит и о пении сердцем, и о пении устами. Но также он подразумевает пение пером, поскольку записывал свои псалмы, чтобы будущие поколения могли петь их. Он говорит: "...буду петь...", - и сложно представить, что другое он мог делать. Вот Бог возводит храм милости. Мы не можем помочь Ему в строительстве. Мы не можем добавить милость в Его строительные материалы, а Он строит только из милости. Мы не можем принять участие в строительстве великого храма, но мы можем взирать на него и петь. Как замечательно, что не слышно ни ударов молотка, ни визга пилы, а слышны звуки песни. Одна из древних легенд рассказывает о человеке, возводившем стены силой одного только пения. Так и Бог построит Свою Церковь из живых камней, которые будут размышлять и петь о явленной им милости. Пока воздвигается храм милости, я буду петь о ней. "Милости Твои, Господи, буду петь..."

Но, может быть, он устанет петь, и наступит молчание? Нет. Он говорит: "Милости Твои, Господи, буду петь вечно..." Не захочется ли ему заняться каким-нибудь другим делом? Нет. Ибо истинная хвала есть жаждущая хвала, и когда она осушает золотую чашу прославления Бога до дна, она ждет следующего глотка. Она способна выпить весь Иордан. Пение хвалы Богу - духовная страсть. Спасенная душа восхищается своим Господом и поет Ему без устали. "...Буду петь вечно..." - говорит Ефам. Он не говорит: "Я научу искусству пения других, а потом отправлюсь на покой". Вот его слова: "Я буду петь сам. Я буду петь соло, а кто не хочет петь, тот пусть не поет. Буду петь и возвещать истину Твою устами моими". Петь самому - блаженство. Блаженство принадлежать хору, прославляющему Бога, и пусть другие присоединяются к нам в этом священном занятии. Но все же, как прекрасно спеть 102 псалом! Он начинается словами: "Благослови, душа моя, Господа...", и заканчивается словами: "Благослови, душа моя, Господа!" Должна звучать лично и неповторимая хвала Богу, ибо мы получили личную и неповторимую милость. Буду петь, буду петь, буду петь милости Твои, Господи, вечно!

Обратите внимание то, о чем его песни: "Милости Твои, Господи, буду петь..." Что, неужели псалмопевец не будет петь о чем-нибудь еще? Неужели милости Господа - единственная тема? "Безумству храбрых поем мы песни" (Конечно, Сперджен не цитирует в данном месте М. Горького, однако эти слова советского писателя хорошо передают мысль английского поэта, поэтому мы решили ими воспользоваться.), - сказал поэт, а пророк Божий сказал: "Милости Твои, Господи, буду петь..." И тот, кто поет о милости Божьей, поет намного лучше тех, кто поет о чем-то другом. Псалмопевец говорит, что будет петь вечно, и неудивительно - ведь милость Господа основана навеки. Утренние звезды пели хором, когда Бог закончил творить. Если бы Бог творил мир каждый день, то и утренние звезды пели бы каждый день. Но Бог творит для нас каждый день целый мир милости, поэтому мы будем петь Ему вечно. Каждый день настолько наполнен благословениями, что тебе, мой брат, хватит милости одного дня, чтобы петь всю жизнь. Иногда, получая великие милости от Бога, мне подчас хочется попросить Бога некоторое время не благословлять меня, чтобы мне не забыть об уже полученных благословениях и иметь достаточно времени, чтобы воспеть их. Давайте с признательностью будет относиться к полученным дарам и возносить сердечную благодарность Богу за все блага. Но, Господи! Я не успеваю убрать полную корзину спелых плодов, как передо мной - целая повозка новых благословений. Что еще остается делать? Только сидеть возле этой горы благословений и петь от радости. И если мы откроем любой сверток, то он окажется полным милости, и нам придется, как Давиду, пойти пред лицо Господа и молиться: "Кто я, Господи мой, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил!" Я вечно буду петь милости Господни, потому что я никогда не смогу исчерпать их. Правильно сказал Аддисон:

Нам целой вечности не хватит, чтобы Бога

Прославить в своем сердце хоть немного.

Вы никогда не сможете высказать до конца благодарность, потому что постоянно будете получать все новые милости, и поэтому вы всегда будете в долгу. Даже на небесах вы не сможете прославить Бога достаточно полно. Вам захочется начать на небесах с начала и прожить вечную жизнь второй раз, если бы это было возможно, чтобы прославить Бога за все Его благословения. "Ибо говорю: навек основана милость, поэтому милости Твои, Господи, буду петь вечно..."

Своим пением Ефам хотел чему-то научить слушателей. Сколько же человек он собирается набрать в свой класс? Он хочет сделать милость Божью известной для всех поколений . О, если человек, научит одно поколение, то это уже большое достижение. Современная мысль не способна преодолеть рубеж десятой доли столетия, она блекнет и совсем исчезает в течение нескольких лет. Но эхо истины никогда не смолкает, оно пребывает. Используя печатный станок, мы тоже можем учить поколение за поколением, оставляя потомкам книги подобно тому, как Ефам оставил нам свой псалом. Передайте благословенное свидетельство своим детям. Сделайте в этой жизни что-нибудь такое, что могло бы остаться после вас. Наше стремление к бессмертию на этой земле доказывает, что бессмертие действительно существует. Давайте стремиться к бессмертию, не вырезая свое имя на камне, как это делал Авессалом, который иначе не мог увековечить свое имя, а делая что-нибудь, что увековечит память о милости Божьей, что будет свидетельствовать о ней людям даже после вашей смерти. Ефам сказал: "...Навек основана милость...", и до сих пор, спустя многие столетия, он учит нас этой великой истине. Пусть даже вы не умеете писать и круг вашего общения очень узок, но все же вы вечно будете петь о милости Божьей и будете наставлять грядущие поколения. Учителя воскресной школы будут вечными учителями воскресной школы. "Не может быть!" - воскликнете вы. Но это так. Когда вы окажетесь на небесах, то каждый день будет воскресным, никаких других дней недели не будет, только вечная Суббота. И через вас ангелы, начальства, силы, господства познают мудрость и милость Божии. Я сейчас учу вас, но, мне кажется, что вы, умудренные жизненным опытом святые, могли бы лучше научить меня. И вы будете учить меня когда-то. Когда мы окажемся на небесах, то каждый сможет рассказать другим что-то новое о милости Божьей. Милость, полученная вами, отличается от милости, данной мне. Вы, мой дорогой друг, смотрите на милость со своих позиций, а я со своих. А ваша жена, хотя она и одно с вами, видит милость Божью другой, чем вы, она замечает такие ее грани, на которые вы не обращаете внимания. Так мы будем обмениваться своими знаниями на небесах и становиться богаче в знании Бога. "Ибо говорю: навек основана милость, на небесах утвердил Ты истину Твою..." А затем я сказал: "Милости Твои, Господи, буду петь вечно, в род и род возвещать истину Твою устами моими". Мы не прекратим восхищаться Божьей милостью, пока живы, а, значит, мы будем восхищаться ею вечно. Когда мы проведем на небесах миллион лет, у нас не возникнет желания поменять тему наших разговоров, по-прежнему ею будет милость Бога. И у нас не будет недостатка в слушателях, которые будут сидеть у наших ног и зачарованно слушать рассказ о милости Господа, они будут просить повторить наш рассказ еще не раз. И все новые души из каждого поколения будут появляться на небесах, и так будет, пока будет существовать этот мир. И с каждым годом, надеюсь, поток искупленных будет увеличиваться до самого дня пришествия Господа. И мы будем продолжать рассказывать вновь прибывшим о милости Бога к нам. Мы не никогда не остановимся, мы не можем молчать об этом. Подобно небу, проповедующему о делах рук Божьих, и звездам, возвещающим Его хвалу, святые будут рассказывать каждый свою, еще не поведанную другим искупленным историю о том, что Господь Бог сделал для них, историю о любви, которую мы знали, но которая превосходит разумение, о благодати, которую мы пили, но которая оказалась глубже, чем мы могли себе представить, о блаженстве, которое почти поглощает нас любовью Божьей, о благости, которая превосходит все наши мечтания и желания.

Да благословит вас Господь, братья и сестры, и да наполнит ваши души пением.

Октябрь, 1880 г.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.