Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Необузданное сердце

Необузданное сердце

E-mail
Автор Джон Элдридж   
17:10:2008 г.
Оглавление
Необузданное сердце
Необузданное сердце
Необузданный, по образу которого мы созданы
Вопрос, который волнует всех мужчин
Рана
Битва за мужское сердце
Голос отца
Исцеление раны
Выиграть сражение: враг
Выиграть сражение: стратегия
Спасти красавицу
Пережить приключение
Пишем следующую главу

6. ГОЛОС ОТЦА

Ни один человек в течение долгого времени не может наедине с собой быть одним, а с людьми другим, чтобы в конце концов не начать задумываться, каков же он на самом деле.

Натаниель Готорн

Esse quam videri
Быть, а не казаться

Кто может дать мужчине его имя?

Джордж Макдоналд

Лето в восточном Орегоне, краю полыни, обычно бывает жарким, сухим и пыльным. Когда солнце стоит высоко, температура может подниматься выше тридцати градусов по Цельсию, поэтому тяжелая работа по возможности выполняется ранним утром или вечером, когда с долины у реки поднимается прохлада. Иногда, в самое пекло, мы чистили оросительные канавы, и я с великим удовольствием в них плескался. Я любил бегать в канаве, наблюдая, как мои джинсы промокают от теплой мутной воды. Но чаще всего мы возвращались в дом, чтобы выпить чашку холодного чая. Дедушка любил пить очень сладкий чай, как принято на юге. Обычно мы садились за кухонный стол, выпивали стакан или два холодного чая и обсуждали события, произошедшие этим утром, или говорили о том, сколько животных нам надо продать на аукционе, или о том, чем займемся вечером.

Однажды летним днем, мне тогда было тринадцать лет, мы с "папкой" вернулись домой, чтобы совершить ежедневный чайный ритуал. Неожиданно "папка" встал и подошел к окну. Окна кухни выходили на юг, и из них открывался вид на огромное поле люцерны и пастбище. Как большинство фермеров, "папка" сам косил траву на сено, чтобы зимой обеспечить кормом коров и лошадей. Я тоже подошел к окну и увидел, что один бычок ушел с пастбища и пасся на поле люцерны. Тут я вспомнил, как дедушка говорил, что для коров опасно набивать брюхо свежей люцерной, она разбухает у них в желудке, как дрожжевой хлеб, и может привести к разрыву одного из четырех желудочных отделов. Очевидно, что поведение бычка сильно рассердило "папку", так рассердиться мог только настоящий ковбой. Меня же это лишь позабавило. Я предвкушал приключение.

"Пойди-ка, оседлай Тони и загони этого бычка обратно", – сказал дедушка, садясь обратно на свой стул и закидывая ногу на ногу. Всем своим видом он ясно давал мне понять, что не пойдет со мной; точнее, что он вообще никуда не пойдет. Пока он наливал себе еще одну чашку чая, я пытался проанализировать, что же значили его слова. А значили они то, что я должен был поймать Тони, самого большого жеребца на ранчо. Я побаивался Тони, но мы с дедушкой знали, что он лучше всех может помочь мне в этом деле. Я должен был сам оседлать его и с его помощью загнать бычка обратно на пастбище. Один. Когда я наконец осознал, что мне предстоит сделать, я обнаружил, что прошло уже достаточно много времени и мне пора идти. Пока я шел к загону, мною владели два чувства и оба были достаточно сильные: страх и... гордость.

Большинство переломных моментов в жизни мы переживаем таким образом. Не могу вам сказать почему, но я знал, что пересекаю определенный рубеж на пути превращения из мальчика в мужчину. "Папка" верил в меня, и что бы я ни сказал, что бы ни сделал, тот факт, что он в меня верит, помог мне обрести уверенность в своих силах. В тот день я загнал бычка обратно на пастбище...

Необходимость инициации

Мужчине надо узнать свое имя. Ему надо узнать, что он может справиться с трудной ситуацией. Я употребляю здесь слово "узнать" не в модернистском, рационалистическом смысле. Я не имею в виду, что какая-то мысль проходит через кору головного мозга и у вас возникает определенный мысленный образ; так вы узнаёте о битве при Ватерлоо или об озоновом слое – так большинство людей "узнаёт" о Боге или христианских истинах. Я имею в виду глубинное знание, знание, которое вы получаете, когда где-то побывали, прочувствовали что-то, пережили сами незабываемым образом. Так Адам "познал жену свою", и она дала жизнь ребенку. Адам не узнал о Еве, он познал ее на уровне "плоти и крови". Существует знание о чем-то и знание чего-то. Когда дело касается нашего вопроса, нам нужно последнее.

Главный герой фильма "Гладиатор", повествующего о событиях II века нашей эры, – воин из Испании по имени Максимус. Он был командующим римской армией, генералом, которого любили солдаты и стареющий император Марк Аврелий. Подлый сын императора, Коммод, узнает, что его отец планирует сделать своим преемником Максимуса, но прежде чем Марк Аврелий успевает назвать имя нового императора, Коммод убивает своего отца. Он приговаривает Максимуса к немедленной казни, а его жену и сына к распятию и сожжению. Максимусу удается спастись, но он не успевает спасти свою семью. Он попадает к работорговцам, которые продают его для участия в гладиаторских боях. Обычно это означало смертный приговор, но не для Максимуса, отважного борца. Ему не просто удается выжить, он становится первым среди гладиаторов. В конце концов его привозят в Рим, чтобы он выступил в Колизее перед императором Коммодом (который, конечно, считает Максимуса мертвым). После того как бойцы продемонстрировали необыкновенное мужество и бой завершился, император спускается на арену, чтобы поприветствовать гладиатора, чье лицо остается скрытым за шлемом.

Коммод: Ты показал себя выдающимся борцом, испанец. Я не помню гладиаторов, равных тебе... Почему бы герою не показать нам свое лицо и не назвать свое настоящее имя? (Максимус молчит.) У тебя ведь есть имя?

Максимус: Меня зовут Гладиатор. (Он поворачивается и уходит.)

Коммод: Как ты смеешь поворачиваться ко мне спиной?! Раб! Ты сейчас же снимешь свой шлем и назовешь свое имя.

Максимус: (Медленно, очень медленно поднимает шлем и поворачивается к своему врагу.)

Мое имя Максимус Децимус Меридиус;
Командующий Северной армией;
Генерал легионов Феликса;
Верный слуга настоящего императора, Марка Аврелия;
Отец убитого сына;
Муж убитой жены;
И я отомщу за себя, в этой жизни или в следующей.

Его ответ подобен мошной волне, которая становится все больше и все сильнее, прежде чем разбиться о берег. Куда должен отправиться мужчина, чтобы найти похожий ответ – чтобы узнать свое настоящее имя, имя, которое у него никогда никому не отнять? Это глубинное знание приходит только после инициации. Вам надо узнать, откуда вы родом; вам надо пройти через серию испытаний, чтобы проверить свою силу; вам нужно отправиться в путешествие; вам нужно встретиться лицом к лицу со своим врагом. Недавно один молодой человек пожаловался мне: "Я стал христианином, когда мне было пять лет, но никто никогда не показывал мне, что значит быть настоящим мужчиной". Сейчас он чувствует себя потерянным. Он пересек всю страну, чтобы оказаться рядом со своей девушкой, но она отвергла его, потому что он не знал, кто он такой и зачем живет. Таких, как он, бесчисленное множество, – мужчин, не прошедших обряд инициации.

Служителям церкви нравится думать, что именно в ней мужчины проходят обряд инициации, но это не так. К чему церковь призывает мужчину? Каким она хочет видеть его? Нравственным. Но этого совершенно недостаточно. Нравственность – это хорошо, но она не должна быть самоцелью. Павел сказал, что закон был для нас детоводителем ко Христу, но по пришествии веры мы уже не под руководством детоводителя, ибо мы сыны Божии (см.: Гал. 3:24-26). Сын не нуждается в законе, ему предлагается нечто гораздо большее. Ему даются ключи от машины, отец берет его с собой, чтобы выполнить опасную миссию. Меня поразила одна душещипательная сцена, которая произошла в конце Гражданской войны, сразу после битвы при Аппоматтоксе, когда генерал Улисс Симсон Грант окружил армию генерала Роберта Эдуарда Ли. Целых пять лет Ли вел армию Северной Вирджинии через самые тяжелые испытания, какие только могут выпасть на долю мужчины. Казалось бы, солдаты должны были радоваться, что все закончилось. Но люди Ли цеплялись за поводья его лошади и умоляли его не оставлять их, просили дать им еще один шанс "побить этих янки". Ли стал для них отцом, он дал этим мужчинам то, чего у большинства из них до этого не было, – индивидуальность и место в истории.

Каждому мужчине нужен такой человек, как Роберт Ли или как бригадный генерал 29-й дивизии: "Видели, как надо захватывать дом? Вам понятно? Теперь знаете, как это делается?" "Да, сэр". Нам нужен кто-то, похожий на моего дедушку, который мог бы научить нас "держаться в седле". Но Ли уже давно нет, бригадные генералы встречаются редко, и мой дедушка умер много лет назад. Куда нам идти? К кому обратиться? К самому неожиданному источнику.

Как Бог совершает обряд инициации

Несколько лет назад, находясь на том этапе своего пути, когда я особенно остро чувствовал себя потерянным и разбитым, я услышал выступление Гордона Далби, который только что завершил свою книгу "Исцеление мужской души". Он высказал мысль о том, что, несмотря на прошлое мужчины и неспособность его отца помочь ему стать настоящим мужчиной, Бог может поддержать его и дать ему все недостающее. Во мне зародилась надежда, но я задавил ее цинизмом, благодаря которому мог с некоторых пор контролировать движения своей души. Однажды ранним утром, по прошествии нескольких недель, а может быть месяцев, я спустился вниз, чтобы почитать и помолиться. Такие "моменты тишины" часто заканчиваются одинаково: я подхожу к окну, выходящему на восток, и наблюдаю за восходом солнца. Но в тот день я услышал, как Иисус шепотом спросил меня: "Позволишь ли ты Мне провести тебя через обряд инициации?" Прежде чем я успел осознать, проанализировать и усомниться в этих словах, мое сердце сказало "да".

"Кто может дать мужчине его имя? – спрашивает Джордж Макдоналд. – Лишь Бог. Потому что только Бог видит человека таким, какой он есть на самом деле". Макдоналд размышляет о белом камне, о котором в Книге Откровение говорится как об одной из наград, обещанных Богом всем "побеждающим". На этом белом камне будет написано новое имя. "Новое" лишь в том смысле, что оно отличается от того имени, которое дал вам мир, и уж конечно от того, которое появилось у вас вместе с раной. Ни один мужчина не увидит на этом камне слов "маменькин сынок", или "толстяк", или "чайка". Но по сути это новое имя вовсе не новое, ведь это ваше настоящее имя, оно всегда принадлежало вам, "тому существу, о котором Он думал, когда начинал творить младенца, тому, о котором Он не переставал думать в течение долгого процесса его создания" и искупления. Из 138-го псалма мы ясно понимаем, что Сам Бог соткал нас во чреве нашей матери, что каждый из нас был задуман и создан уникальным, неповторимым образом. Он ясно представлял себе каждого из нас, и у каждого было имя.

Все люди подвергаются жестокой атаке, и все же Бог не забывает, какими Он создал их. Об этом говорит вручение белого камня, и мы начинаем понимать, какими сотворил нас Господь. История взаимоотношений Бога и человека – это история о том, как Бог призвал его, отправил его в путь и дал ему его настоящее имя. Большинство же из нас представляет, что это история о том, как Бог сидит на Своем престоле и ждет удобного случая, чтобы обрушить на человека шквал ударов, когда тот собьется с пути. Это не так. Бог создал Адама для приключений, битвы и красоты; Он создал нас, чтобы мы заняли наше уникальное место в Его истории, и Он борется за то, чтобы вернуть нам наш первозданный образ. Поэтому Бог призвал Аврама из Ура Халдейского и повелел ему идти в землю, которой тот никогда не видел. На этом пути Бог дал Авраму новое имя. Он стал Авраамом. Бог отправил Иакова в Месопотамию, чтобы он научился тому, чему ему следовало научиться и чего он никогда не узнал бы, оставаясь при своей матери. Когда он вернулся обратно в родной город, он стал прихрамывать и у него появилось новое имя.

Даже если ваш отец воспитывал вас должным образом, он мог лишь подвести вас к определенной черте. Рано или поздно наступает время, когда вам надо оставить все, что вам знакомо, и отправиться вместе с Богом в неизведанные края. Савл, например, думал, что он понимает, как устроен мир и как развивается его история, и ему очень нравилась та роль, которую он себе придумал. Он был героем своего собственного маленького сериала, "Савлом Мстителем". После небольшого происшествия по дороге в Дамаск он стал Павлом, и вместо того чтобы вернуться на старый, знакомый путь, он отправился на три года в Аравию, чтобы стать учеником Божьим. Иисус дает нам понять, что инициация может совершиться даже в том случае, если мы потеряли отца или деда. Иисус был Сыном плотника, а это значит, что Иосиф смог помочь Ему на начальном этапе Его пути. Но когда Иисус взрослеет, Иосиф уходит со сцены. У Него появляется новый Учитель – Его настоящий Отец, – и именно от Отца Ему суждено узнать, Кто Он на самом деле и какова Его природа.

Инициация предполагает путешествие и серию испытаний, в которых мы узнаем свое истинное имя и свое подлинное место в истории. В книге Роберта Руарка "Старик и мальчик" дан классический образец такого типа взаимоотношений. В ней рассказывается о мальчике, которому надо многому научиться, и о старике, который обладает большой мудростью. Но обряд инициации совершается не за школьной партой, а в поле, где простые уроки, посвященные земле, животным и временам года, становятся уроками, посвященными жизни, человеческой природе и Богу. Каждое испытание приносит с собой открытие. Мальчику нужно внимательно следить за тем, что происходит вокруг, и задавать правильные вопросы. Учась охотиться на перепелов, ты многое узнаешь о себе самом: "Перепел быстрый, как удар хлыстом, и каждый раз, когда ты пытаешься его поймать, ты что-то доказываешь сам себе".

Большинство из нас неправильно понимает жизнь и то, что делает Бог. "Я думаю, что просто прошу Бога сделать мою жизнь легче", – сознался один мой пациент, хотя эти слова могли принадлежать многим из нас. Мы задаем неправильные вопросы. Большинство из нас спрашивает: "Господи, почему Ты допустил, чтобы это произошло со мной?" или "Господи, почему бы Тебе просто не..." (продолжить можете сами – "...помочь мне преуспеть в этом деле, вразумить моих детей, спасти мой брак" – вам виднее, о чем вы постоянно просите). Но для того чтобы отправиться в путь и пройти обряд инициации с Богом, вам надо научиться задавать другие вопросы: чему Ты сейчас пытаешь научить меня? Что Ты стремишься пробудить в моей душе? Что я должен увидеть? От чего Ты просишь меня отказаться? На самом деле Бог уже давно пытается провести вас через обряд инициации. Пройти его вам мешает неправильное отношение к своей ране и та жизнь, которую вы в итоге построили.

Презрение к ране

"Мальчиков по-прежнему учат тому, что если рана болит, то это стыдно, – заметил Блай. – Рана, которая мешает тебе продолжить игру, – это девчоночья рана. Настоящий мужчина должен продолжать идти вперед, стиснув зубы". Мужчина должен вести себя подобно марафонцу, который во время бега сломал ногу, но обязан дойти до финиша, даже если ему придется ползти, и не издать при этом ни стона. Такого рода заблуждения приводят к тому, что для большинства из нас наша рана становится источником непомерного стыда. Мужчина не должен испытывать боли, и уж конечно не должен обращать на нее внимание. Мы видели слишком много фильмов, в которых хороший парень вытаскивает из своего тела стрелу, просто ломает ее и продолжает сражаться; или в него попадает пуля, а он продолжает скакать по каньону и ловить плохих парней. Поэтому большинство мужчин преуменьшает тяжесть своей раны. "Ничего страшного. Многим наносят раны в детстве. Со мной все в порядке". Царь Давид (парень, которого не назовешь слабаком) вел себя совсем по-другому. "...Я беден и нищ, – открыто признавался он, – и сердце мое уязвлено во мне" (Пс. 108:22).

Или бывает так, что мужчина признаёт, что нечто произошло в его жизни, но отрицает, что это можно считать раной, так как он вполне заслужил это. После многих месяцев консультаций, во время которых мы с Дейвом обсуждали его рану, тот приговор, который он себе вынес, и тот факт, что он не мог получить ответ на свой вопрос от Евы, я спросил его: "Что могло бы убедить тебя в том, что ты – мужчина?" "Ничто, – ответил он. – Ничто не сможет меня убедить". Мы сидели в тишине, и по моим щекам текли слезы. "Ты ведь свыкся со своей раной, Дейв? Ты принял ее послание как нечто окончательное и неизменное. Ты думаешь, что твой отец был прав насчет тебя". "Да", – сказал он, не проявив никаких чувств. По дороге домой я плакал – о Дейве, о многих других мужчинах, которых я знал, и о себе, так как я понял, что и сам свыкся со своей раной и с тех пор пытаюсь просто примириться с жизнью. Просто терпеть. Более трагичным, чем сама трагедия, является лишь то, как мы к ней относимся.

Бог отчаянно борется за вас, за исцеление и освобождение вашего мужского сердца. Но рана, которую не признают, о которой недостаточно сокрушались, не может быть залечена. Рана, с которой вы смирились, тоже не может быть залечена, как и рана, которую вы считаете заслуженной. Именно поэтому Бреннан Мэннинг сказал: "Духовная жизнь начинается тогда, когда вы признаете, что ранены". Неужели? Да как же это возможно? Ответ прост: "Если вы не признаёте, что больны, то ваша болезнь не поддается лечению". Но, понимаете ли, здесь есть одна проблема. Большинство мужчин отрицают, что ранены: они отрицают, что это произошло, отрицают, что их рана болит, и уж точно отрицают, что их рана влияет на их сегодняшний образ жизни. Поэтому тот путь, которым Бог проводит мужчину во время инициации, становится таким трудным; этот путь кажется нам очень странным и даже жестоким.

Бог поражает нас в то самое место, куда мы уже были ранены.

Оставьте свой фальшивый образ

Рана заставляет нас создавать себе фальшивый образ. Мы находим у себя какие-то дарования или таланты и пытаемся жить, эксплуатируя их. Например, Стюарт понял, что у него есть способности к точным наукам. Он перестал обращать внимание на свое сердце и стал тратить все силы на то, чтобы совершенствовать свой новый образ – образ мистера Спока. В стенах своей академии он чувствовал себя в безопасности, он заслужил признание и был вознагражден. Алекс же преуспел в спорте и создал себе образ "мачо", он превратился в животное, поедающее стекло. Стэн стал самым приятным парнем, которого вы когда-либо встречали. "Цель моей жизни, – признался он, – заключалась в том, чтобы быть для окружающих Славным Парнем". Я же стал перфекционистом с несносным характером; стремясь добиться совершенства во всем, я ощущал себя в безопасности и надеялся получить всеобщее признание. "Когда мне было восемь, – сознался Бреннан Мэннинг, – родился мой фальшивый образ, он стал для меня защитой от боли. Этот самозванец, поселившийся внутри меня, шептал: «Бреннан, перестань быть самим собой, потому что таким ты никому не нравишься. Придумай себе новый образ, которым все будут восхищаться, не зная, какой ты есть на самом деле»". Обратите внимание на ключевую фразу: "он стал для меня защитой от боли", способом сохранить свою жизнь. Фальшивый образ – это образ, благодаря которому мы планируем спастись.

Поэтому Бог должен его разрушить. Часто это происходит на начальном этапе нашей инициации. Бог уничтожает наш план спасения, Он разрушает наш фальшивый образ. В предыдущей главе я рассказал вам о плане, который придумал Брэд, чтобы спастись: он собирался найти хорошую компанию и присоединиться к ней. Но даже после того, как несколько раз ему не удавалось осуществить этот план, после того, как несколько раз его сердце было разбито вдребезги, он не оставил своей идеи. Он просто считал, что выбрал не ту цель, но если он найдет "правильную" группу, то его план осуществится. Нам трудно отказаться от нашего плана спасения, он, как осьминог, обвивает наше сердце. Так что же Бог сделал для Брэда? Он все разрушил. Он позволил Брэду думать, что тот нашел ту самую группу людей, а затем Он лишил его всякой свободы действовать по собственному усмотрению. Брэд написал мне письмо, в котором описал свои переживания:

Бог все разрушил, лишил меня всего, чем я обычно приводил людей в восхищение. Я знаю, к чему Он стремился. Он поставил меня в такое положение, когда мои самые глубокие сердечные раны – и грехи – стали очевидны. Я стал плакать и тут отчетливо увидел все эти образы, в которых хотел предстать перед окружающими, – оратор, консультант по вопросам семьи и брака, член "правильной" группы, – и мне показалось, что Иисус просит меня, чтобы я от них отказался. Реакция моего сердца меня удивила – я почувствовал невероятный страх. И понял, что никогда не добьюсь того, чего хочу. В моей душе созрел вывод: "Бог хочет моей смерти! Если я откажусь от этих образов, то никогда не войду ни в какую группу, никогда никем не стану. Бог просит меня умереть". Это было моей надеждой на спасение.

Почему Бог бывает таким жестоким? Почему Он совершает такие ужасные вещи: наносит удар в то самое место, куда мы уже были ранены? Иисус предупреждал нас: "...кто хочет жизнь* свою сберечь, тот потеряет ее..." (Лк. 9:24). Иисус говорит здесь не о физиологическом существовании человека. Этот отрывок вовсе не о попытке спасти свою жизнь, отказавшись принять мученическую смерть, или о чем-то в этом роде. Под словом "жизнь" Христос подразумевает душу, наш внутренний мир, наше сердце. Он говорит, что, пытаясь спасти свою душу и строя планы спасения и защиты своей внутренней жизни, мы на самом деле разрушаем себя. "Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их – путь к смерти", – говорится в Книге Притчей (16:25). Фальшивый образ, наш план спасения, кажется нам таким правильным. Он укрывает нас от боли и гарантирует нам немного любви и признания. Но фальшивый образ – это ложь, весь наш план строится на обмане. Это смертельная ловушка. Бог слишком сильно любит нас, чтобы позволить нам снова и снова пытаться осуществить этот план. Поэтому Он препятствует нам самыми разными способами.

* В русском Синодальном переводе – "душу". – Примеч. пер.

Чтобы напомнить мужчине о его ране и таким образом дать шанс на исцеление и освобождение его настоящего "я", Бог разрушает его фальшивый образ. Он лишает нас всего, чем мы так дорожим, чтобы дать нам жизнь. Роберт Редфорд в фильме "Природный дар" играет бейсболиста по имени Рой Хоббс, возможно, самого талантливого бейсболиста всех времен. Он – настоящее чудо, одаренный молодой человек, который попадает в высшую лигу. Но всем его мечтам о карьере профессионального бейсболиста приходит конец, когда из-за судебной ошибки его приговаривают к тюремному заключению за убийство. Годы спустя Хоббс получает второй шанс. Он подписывает контракт с командой "New York Knights" ("Рыцари Нью-Йорка") – самой слабой командой в этой лиге. Но благодаря своему удивительному дару, не пропавшему у него с годами, Хоббс ведет "Рыцарей" от бесславия к серии решающих игр на первенство в национальной лиге. Он сплачивает свою команду, становится центром надежд и мечтаний своих товарищей.

Кульминацией фильма становится борьба за звание чемпиона. "Рыцари" проигрывают. Счет 2:0 в пользу команды из Питсбурга. Когда Хоббс взял в руки биту, у "Рыцарей" было два "аута", а игроки стояли на первой и третьей базе. Он был их единственным шансом, это был его час. А теперь вы должны узнать о чем-то очень важном, о решающем моменте всей этой истории. Еще со времен учебы в школе Хоббс всегда играл битой, которую сам вырезал из дерева, росшего у него во дворе и погибшего от удара молнии. На бите были выжжены молния и слова "чудо-мальчик". Эта бита была символом его силы, его одаренности. Он никогда не пользовался другой. Сжимая в руках свою биту, Хоббс выходит на поле. В первый раз он промахивается, второй удар оказывается неудачным. Третьим ударом он отправляет мяч в долгий полет вдоль линии первой базы; кажется, этот удар должен принести команде победу, но в итоге он тоже оказывается неточным. Когда Хоббс возвращается на свое место, он видит, что его бита... разлетелась на кусочки. Настолько сильным был его последний удар.

Это и есть решающий момент в жизни мужчины, когда все, на что он надеялся, рушится, когда его любимая бита разлетается на кусочки. Все его усилия оказываются тщетными; его увольняют с работы; его отстраняют от служения в церкви; его подкашивает болезнь; от него уходит жена; выясняется, что его несовершеннолетняя дочь беременна. Что он должен делать? Останется ли он в игре? Спрячется ли он в убежище? Попытается ли вернуть все на круги своя, как поступают многие мужчины? Настоящая проверка для мужчины, его искупление начинается именно тогда, когда он перестает надеяться на то, на что уповал всю свою жизнь. Настоящее путешествие начинается тогда, когда фальшивый образ перестает оправдывать ваши ожидания. Казалось, прошла вечность, пока Хоббс неподвижно стоял над битой, сжимая в руках то, что от нее осталось, пытаясь осознать свою потерю. Бита была безнадежно испорчена. Затем он сказал мальчику на поле: "Бобби, пойди и принеси мне другую биту". Он остался в игре и произвел удар, благодаря которому его команда победила.

Бог отберет и нашу "биту". Он что-то сделает, чтобы разрушить наш ложный образ. Стюарт "спасал" себя, пытаясь стать бесчувственным. Год назад от него ушла жена. Ей надоело его "двухмерное" существование; да и какой женщине понравится быть замужем за мистером Споком? Алекс недавно пережил серию таких серьезных приступов панического страха, что даже боялся выходить из дома. Его образ уверенного в себе "мачо" рассыпался в пух и прах. Поначалу в это никто не мог поверить; этому не верил и сам Алекс. Ведь он был непобедимым, самым сильным из всех, кого вы когда-либо встречали. Но это была всего лишь зашита от боли, которую причиняла ему его рана. Наше поражение не обязательно будет таким драматическим. Просто мужчина может однажды проснуться и понять, что он потерялся, потерялся, как Данте, который написал о себе: "Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу". Так произошло со мной, и этот момент стал поворотным в моей жизни.

Молодым человеком я отправился в город Вашингтон, пытаясь стать кем-то, доказать что-то, добиться чего-то. Самое ужасное заключалось в том, что мне это удалось. Я заслужил признание и одобрение. Но всю мою жизнь можно было назвать попыткой выжить – все мои поступки были продиктованы не желаниями сердца, а стремлением что-то доказать, преодолеть, ухватить. Вот что рассказал Мэннинг о созданном им фальшивом образе: "Я усердно учился, мне ставили отличные оценки, я получил право на стипендию, но каждую минуту меня преследовал ужас одиночества, ощущение, что я никому не нужен". Однажды утром, после двух лет такого существования, я проснулся и понял, что ненавижу свою жизнь.

Тому, кто урок Твой усвоить готов,
Как многое можешь Ты дать!
Кому-то даешь ты безмерную боль,
Которую нечем унять;
В того отвратительной смерти стрела
Нацелена ночью и днем,
А этого яд безответной любви
Сжигает палящим огнем.
Одним Ты мучительный голод даешь
И робкое сердце – другим;
Кому-то – бессилье, что боли больней,
А кто-то тревогой томим;
Кому-то на весь окружающий мир
Даешь Ты безрадостный взгляд:
Не зная гармонии в злобной душе,
Он собственной жизни не рад;
Исполнен презренья ко всем и всему
(И даже к себе в том числе),
Зимою и летом лишь мерзость одну
Он видит на грешной земле.
Безумье поймало в капкан одного,
Другой – до того одинок,
Что хочет порой в тишине заскулить,
Как брошенный жалкий щенок.
Кому-то даешь Ты сполна испытать
Обиды, болезни, вдовство;
Иные живут с ледяною душой – А это ужасней всего!

Чем больше старается дьявол вредить,
Тем дальше от фальши и лжи
Он нас отвращает, и к вере святой
Тем тверже стремленье души –
К Тебе, Кто навек нас с Собой примирил,
В Ком заново мы родились,
К Тебе, Тот единственный, Сущий над всем,
В Ком "есть" и "возможно" слились.*

* Джордж Макдоналд, "Diary of an Old Soul". – Перевод Н.Бобровой.

Этот момент, когда кажется, что Бог настроен против всего, что мы считаем важным в своей жизни, является очень опасным. Сатана использует свой шанс и набрасывается на наше сердце, чтобы обвинить Бога. "Видишь, – говорит он, – Бог зол на тебя. Ты разочаровал его. Если бы Он любил тебя, то облегчил бы твою жизнь. Он не хочет для тебя лучшей участи, понимаешь?" Враг будет искушать нас, подталкивая к тому, чтобы мы попытались снова взять все в свои руки и восстановить свой фальшивый образ. Но мы должны помнить, что Божьи поступки продиктованы любовью, что именно из любви Он разрушает наш ложный образ. Как напоминает нам автор Послания к Евреям, Господь наказывает именно сына, поэтому не теряйте своего сердца (см.: Евр. 12:5-6).

Бог ранит нас, чтобы спасти. Мы думаем, что это уничтожит нас, но на самом деле все наоборот – то, что разрушает нас, должно нас спасти. Если мы хотим отправиться с Ним в путешествие, которое вернет нам наше истинное "я", мы должны оставить свой фальшивый образ – отказаться от него добровольно. Это кажется нам безумием, и мы начинаем чувствовать себя необычайно уязвимыми. Брэд перестал искать "свою" группу. Стюарт открыл свое сердце для чувств, для близких отношений, для всего, что давно отверг. Алекс перестал "есть стекло", отказался от образа "мачо", чтобы увидеть в себе то, чего раньше не позволял себе видеть. Я перестал быть перфекционистом, уехал из Вашингтона и отправился на поиски своего сердца. Нам нужно всего лишь согласиться оставить все, на что мы надеялись раньше, и отправиться в рискованное путешествие вместе с Богом. Мы можем решиться на этот шаг самостоятельно или можем ждать, пока Бог подтолкнет нас к этому.

Если вы не знаете, как выглядит ваша маска, какой ложный образ вы создали себе, тогда спросите тех людей, с которыми вы живете и работаете: "Какое впечатление я на тебя произвожу? Каково тебе жить со мной (или работать со мной)? Чего ты опасаешься, находясь рядом со мной?" Если вы всегда молчите на собрании, потому что боитесь сказать какую-нибудь глупость, значит, пришло время высказаться. Если же вы привыкли доминировать на собрании, так как лишь роль руководителя позволяет вам чувствовать себя достойным человеком, значит, вам надо немного помолчать. Если вы занимаетесь спортом, потому что эти занятия придают вам уверенности в себе, значит, возможно, пришло время немного передохнуть и побыть дома с семьей. Если же вы никогда не играли в спортивные игры, значит, пора отправиться в спортзал и размяться с другими парнями. Иными словами, надо встретиться лицом к лицу со своими страхами. Отбросить фиговый лист, выйти из тени. И надолго? Сколько это должно продолжаться? Дольше, чем вам хотелось бы; достаточно долго, чтобы вы смогли поднять глубинные вопросы, позволили своей ране обнаружить себя.

Утрата ложного образа переживается очень болезненно; вы долгие годы носили маску, и ее потеря воспринимается как потеря близкого друга. Под этой маской скрывалась вся ваша боль, все ваши страхи, от которых вы бежали и прятались. Когда мы позволяем им выйти наружу, то до основания сотрясаем свой мир. Брэду казалось, что он вот-вот умрет, вы тоже можете это пережить. А может быть, вы будете чувствовать себя как Энди Галлахорн, написавший песню "Железные стержни":

Так вот как чувствуешь себя на дне отчаяния,
Когда дом, который ты строил, рухнул.
Так вот что чувствуешь, когда понимаешь, что наедине с собой
Ты совсем не тот, каким хотел казаться.

Но это не конец пути, это начало тропинки, ведущей вперед. И вы направляетесь по ней к свободе, исцелению и обретению своего настоящего "я". Послушайте продолжение песни Энди:

Так вот что чувствуешь, когда возвращаешься к жизни
И начинаешь снова бороться, чтобы овладеть ситуацией.
Так вот что чувствуешь, когда обретаешь свободу
И разбиваешь цепи, которые сковывали твою душу.

Уйдите от женщины

Когда мы оставим свой фальшивый образ, мы почувствуем себя уязвимыми и беззащитными. У нас появится непреодолимое желание обратиться за помощью к нашим утешителям, к тем, у кого мы обычно находили успокоение. Слишком многие из нас обращались к женщине, чтобы почувствовать себя мужчиной, поэтому мы должны оставить и ее. Я вовсе не имею в виду, что вам нужно бросить свою жену. Я имею в виду, что вам нужно перестать требовать от нее, чтобы она вас оценивала, сражалась за вас; вы должны оставить попытки получить ответ на свой вопрос от нее. Некоторые мужчины думают, что таким образом разочаруют свою женщину. Если вы все эти годы были пассивным, ходили вокруг своей жены на цыпочках, никогда не "раскачивали лодку", значит, пришло время это сделать. Начните ей прекословить, заставьте ее разозлиться на вас. Если же вы человек жесткий и вспыльчивый (или всегда стремящийся добиться своего), значит, вам надо перестать плохо обращаться с ней. Вам надо перестать срывать на ней свой гнев; и вы должны прекратить думать о ней как о той, которой суждено сделать из вас мужчину. Раскаяться для такого человека означает стать добрым. Мужчины обоих типов по-прежнему приходят к женщине. Их раскаяние будет зависеть от того, с чем они придут к ней. Многим молодым людям я советовал разорвать отношения с женщиной, с которой они встречались, так как они делали ее смыслом своей жизни. Она была Солнцем их галактики, вокруг которого они вращались. Но мужчине нужна другая орбита. Ему нужно иметь дело, цель в жизни, ему нужно узнать свое имя. Только тогда он будет готов встретиться с женщиной, так как лишь тогда ему будет куда ее пригласить. Один мой друг рассказал мне, что в африканском племени масаи молодой человек не может начать ухаживать за женщиной до тех пор, пока не убьет льва. То есть до тех пор, пока не пройдет обряд инициации. Я видел слишком много молодых людей, состоящих в своеобразной эмоциональной интимной связи с девушкой. Они ухаживают за ней, не предлагая ей свою силу, они наслаждаются ее красотой, находят у нее подтверждение своей мужественности и чувствуют себя настоящими мужчинами. Они ведут с ней задушевные, "интимные" разговоры. Но при этом не связывают себя никакими обязательствами; они не способны это сделать. Такое отношение к девушке нельзя назвать честным. Одна моя хорошая знакомая, целый год состоявшая в подобной "связи" с молодым человеком, сказала: "Я никогда не была уверена в том, что я для него что-то значу".

Если мы чувствуем влечение к Златовласке, то должны признать, что за ним стоит нечто большее. Как заметил Блай,

Что можно сказать о мужчине, который влюбляется в ослепительно красивое лицо, которое видит в другом конце комнаты? Можно сказать, что его душе надо проделать определенную работу. Его душа требует внимания. Вместо того чтобы добиваться женщины и пытаться сделать се своей во что бы то ни стало... ему нужно остаться в одиночестве, удалиться куда-нибудь, возможно в горы, месяца на три, писать стихи, плавать по реке на каноэ и мечтать. Это спасло бы некоторых женщин от больших неприятностей. – Iron John

Повторюсь, все вышесказанное вовсе не дает вам права на развод. Мужчина, женясь на женщине, дает ей торжественное обещание; ему никогда не залечить свою рану, если он заменит ту, которую обещал любить вечно, другой. Иногда женщина сама оставляет мужчину; это совсем другая история. Слишком много мужчин ухаживали за ней, упрашивая ее не уходить. Если же она уходит, возможно, вашей душе надо проделать определенную работу. Я хочу сказать, что путь к мужественности всегда уводит мужчину от женщины, для того чтобы он смог вернуться к ней, найдя ответ на свой вопрос. Мужчина приходит к женщине не для того, чтобы обрести силу; он приходит к ней, чтобы проявить свою силу. Вам не нужна женщина, чтобы стать настоящим мужчиной; и настоящему, сильному мужчине она не нужна. Августин сказал: "Позволь моей душе восхвалить Тебя за всех этих красавиц, но не позволь ей привязаться к ним, попавшись в ловушку любви". Мы попадаемся в эту ловушку, когда позволяем женщине давать оценку своей душе.

Однако здесь замешано что-то еще, что-то более глубокое, чем наш главный вопрос. Что еще мы пытаемся найти у Златовласки? Какую боль мы хотели бы смягчить с ее помощью? Мы пытаемся найти у нее милосердие, поддержку, красоту, восторг – другими словами, мы пытаемся найти Бога. Я не шучу. На самом деле мы ищем Бога.

Было время, когда Адам беспрепятственно пил из источника Любви. Он – наш праотец и прообраз – жил в тесном общении с самым прекрасным и незамутненным Источником жизни. У Адама был Бог. Правильно, не хорошо было быть человеку одному, и Бог дал нам Еву, позволил нам нуждаться и в ней тоже. Но после падения что-то произошло, что-то изменилось. Ева заняла в жизни мужчины место Бога. Позвольте мне прояснить этот момент.

Адам не был обманут змеем. Знаете ли вы об этом? Павел ясно указывает на это в Первом послании к Тимофею (2:14) – Адам согрешил не потому, что прельстился. Его грех был другого рода; в некотором смысле этот грех был более тяжким, так как Адам совершил его с открытыми глазами. Мы не знаем, как долго длился этот период, но в истории Эдема был момент, когда Ева согрешила, а Адам был безгрешен; она уже вкусила запретный плод, но у него все еще был выбор. Я думаю, что он рассуждал примерно так: "Я потерял свою ezer kenegdo, свою родственную душу, самого близкого друга, который у меня был. Я не знаю, какой отныне будет жизнь, но я знаю, что не смогу жить без нее".

Адам предпочел Еву Богу.

Если вы думаете, что я преувеличиваю, просто оглянитесь вокруг. Посмотрите на изобразительное искусство, поэзию, музыку, шедевры драматургии, посвященные прекрасной женщине. Прислушайтесь к языку, которым мужчины описывают ее. Обратите внимание на одержимость, с какой они делают это. Что же это, как не поклонение женщине? Мужчина приходит в мир, где нет Бога, Который был самой большой радостью человека, его восторгом. Испытывая сильное стремление к тому, чему он не может дать названия, он встречает дочь Евы, и дальше все развивается по знакомому сценарию. Она – самое близкое создание, с которым мы когда-либо встречались, венец творения, воплощение Божественной красоты, тайны, нежности и очарования. И стремясь к ней, мы стремимся не только к женщине, но и к Богу. Мужчина, лишенный своей истинной любви, своей жизни, Бога, находит нечто другое. Что может быть лучшей заменой всему этому, как не дочь Евы? Ничто в окружающем нас тварном мире даже близко не может сравниться с ней.

Одному молодому человеку, который с восьмого класса ни разу не оставался без подруги, я посоветовал как-то разорвать все отношения и целый год ни с кем не встречаться. Если бы вы взглянули на него в этот момент, вам показалось бы, что я предложил ему отрезать руку... или еще что похуже. Понимаете, что на самом деле скрывается за этим? Заметьте, что борьба с порнографией или мастурбацией становится значительно более трудной, если вы остались в одиночестве, или потерпели какое-то поражение, или ищите утешения. Она становится еще более напряженной, если вы "приближаетесь" к своей ране. Стремление к тому, чтобы боль прошла, и влечение к другим утешителям могут казаться неодолимыми. Я наблюдал это, общаясь со многими мужчинами. Я знаю это по себе. Но если вы полагаете, что именно это поможет вам утолить жажду, то почему вам по-прежнему хочется пить, после того как вы сделали не один глоток? Это не тот колодец.

Мы не должны повторять выбор Адама; мы должны предпочесть Еве Бога. Мы должны прийти со своей болью к Нему. Так как только Бог может исцелить наши раны.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.