Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Доброе утро Святой Дух

Доброе утро Святой Дух

E-mail
Автор Бенни Хинн   
17:10:2008 г.
Оглавление
Доброе утро Святой Дух
Познавая Божье присутствие
От Яффы до края земли
До края земли
Традиция, традиция...
Лицом к лицу
В сопровождении Духа
Чей голос ты слышишь?
Следуй за Его голосом
Дух, душа и тело
Личность Духа
Ветер для твоих парусов
Капитуляция
Могучее вторжение
Его близость к нам
Место для Духа
Духовный рост
На расстоянии протянутой руки
Отношения завета
Почему Ты плачешь?
Радость свободы
Небеса на земле
Твое требование Духа
Бенни Хинн

"Я вдруг осознал - Святой Дух готов прийти ко мне прямо сейчас!"
То, что произошло с Бенни Хинном в тот холодный зимний вечер в Торонто, совершенно изменило его жизнь. Святой Дух могущественно вошел в его жизнь, и она изменилась навсегда.
Готов ли ты встретиться со Святым Духом как с реальной личностью? Хочешь ли ты слушать, что Он говорит? Готов ли ты дружить с Ним?
В книге "Доброе утро, Святой Дух" Бенни Хинн представляет то, чему Бог учил его многие годы. Ты яснее начнешь понимать триединство Божества, и как Отец, Сын и Святой Дух взаимодействуют друг с другом и с нами.

Глава 1.

И правда, можно ли познакомиться с Тобой?

До Рождества 1973 года оставалось три дня. В то холодное туманное утро солнце над Торонто еще не взошло.
Он появился внезапно... Ко мне в комнату вошел Святой Дух. Он был так же реален для меня в то утро, как реальна для вас эта книга.

Это событие изменило всю мою жизнь. Слезы удивления и радости потекли по моим щекам, когда я открыл Писание, а Святой Дух начал отвечать на мои вопросы. Комната, казалось, вознеслась в небесные сферы; и мне страстно хотелось остаться там навсегда. Я недавно встретил свой двадцать первый день рождения, и эта встреча была самым лучшим подарком, какие я получал к этому дню, да и к Рождеству тоже. В соседней комнате находились мои родители. Вряд ли бы они поняли, если бы им рассказали, что происходит с их сыном Бенни. Узнай родители о моих переживаниях, это стало бы последней каплей в наших натянутых семейных отношениях. Уже почти два года, со дня моего посвящения Иисусу, мои родители практически со мной не общались. Это было ужасно... Мы эмигрировали в Канаду из Израиля. Нарушив все традиции, я скомпрометировал и унизил всю семью. В своей жизни я еще никогда не совершал ничего столь вызывающего...

Но, несмотря ни на что, в те минуты мою комнату переполняла чистая радость. Неизреченная радость. Она была полна славы! Если бы за два дня до всего, что должно было случиться со мной, мне рассказали об этом, я бы ответил: "Нет, этого не может быть!" Но теперь Святой Дух стал живым для меня. Он не был больше загадочным "третьим лицом" Троицы, Он стал для меня совершенно реальной, живой Личностью. И сейчас я хочу поделиться Им с вами.
Друг мой, если вы хотите начать самые сокровенные, чудесные отношения со Святым Духом, превосходящие все, о чем вы могли раньше мечтать, - продолжайте читать эту книгу. Если не хотите, советую вам закрыть ее навсегда. Да, это так. Закройте книгу! Ибо то, чем я хочу поделиться в ней, изменит вашу духовную жизнь.
Это произойдет внезапно: может, во время чтения, может, во время молитвы или по пути на работу. Святой Дух обязательно ответит на призыв. Он станет вашим лучшим другом, проводником, утешителем и постоянным спутником. И когда мы встретимся с вами, вы скажете: "Бенни! Я хочу рассказать тебе, что сделал Святой Дух в моей жизни!"

ПРОЯВЛЕНИЕ БОЖЬЕЙ СИЛЫ

Короткая ночь в Питтсбурге
Мой друг Джим Пойнтер предложил мне съездить с ним в Питтсбург, штат Пенсильвания. С Джимом я познакомился в церкви, которую посещал. Он был служителем в общине свободных методистов. Целой группой мы выехали в Питтсбург на собрание исцеления евангелистки Кэтрин Кульман. Признаться, я очень мало знал о ее служении. Я видел ее по телевидению, но тогда Кэтрин меня не заинтересовала. Мне показалось, что она как-то неестественно выглядит. Так что я вовсе не горел желанием видеть ее. Но я не мог отказать Джиму: он мой друг.

В автобусе я сказал: "Джим, ты просто не представляешь, скольких трудов стоило мне отпроситься у отца в эту поездку". Видите ли, после того, как я уверовал, родители прилагали все усилия, чтобы помешать мне ходить в церковь. А тут еще поездка в Питтсбург! Отпроситься было почти невозможно, однако, в конце концов, с большой неохотой, но родители все-таки отпустили меня.

Ранним утром в четверг мы выехали из Торонто, а потом наше и без того долгое семичасовое путешествие было задержано неожиданным снегопадом. До гостиницы мы добрались уже в час ночи.
В гостиничном номере Джим сказал: "Бенни, мы должны встать в Пять утра".
"В пять утра? - переспросил я. - Зачем?"
Мой друг объяснил, что если мы не будем к шести у дверей церкви, нам не достанется места.
Я не верил своим ушам. Вы когда-нибудь слышали, что для того, чтобы попасть в церковь, надо прийти до рассвета и стоять на пронизывающем ветру, ожидая открытия? Но Джим утверждал, что это именно то, что мы должны сделать.
Было довольно холодно... В пять утра мы поднялись, и я натянул на себя всю одежду, какую смог найти. В общем, полный комплект. Я выглядел, как эскимос.

В центр города, где располагается. Первая пресвитерианская церковь, мы добрались еще затемно. Я был поражен, увидев там сотни людей: до открытия церкви оставалось еще два часа!
В невысоком росте есть преимущества. Я стал протискиваться поближе к двери и тянул Джима за собой. Там даже были люди, спавшие на ступеньках. Одна женщина объяснила нам: "Они здесь с вечера, и так каждую неделю".
Стоя у входа в церковь, я вдруг начал дрожать, будто кто-то схватил мое тело и начал трясти.
Я решил, что холод все-таки добрался до меня. Но одет я был тепло и холода вовсе не чувствовал. Меня охватила какая-то непонятная дрожь.
Ничего подобного раньше со мной не случалось. И этот трепет, похоже, проходить не собирался. Джиму я сказать об этом постеснялся, но можно было ощутить, как тряслись все мои члены. Я ощущал дрожь в коленях, даже во рту. "Что происходит? - недоумевал я. - Это что, Божья сила?!" Я ничего не мог понять.

По церкви... наперегонки
И вот наступило время открытия, толпа подалась вперед и сжала меня с такой силой, что я едва мог пошевелиться. А дрожь все не унималась...
Джим сказал: "Бенни, когда откроются двери, беги, что есть мочи".
"Почему?" - спросил я.
"Если ты не побежишь, тебя затопчут". Джим там уже бывал и знал, чего следует ожидать.
Да, не думал я, что мне доведется бегать наперегонки по церкви, но дело обстояло именно так. И когда двери церкви распахнулись, я сорвался с места как спринтер на Олимпиаде. Я обогнал всех: пожилых женщин, молодых мужчин, всех. Домчавшись до первого ряда, я хотел занять место там, но организатор пояснил, что места в первом ряду зарезервированы. Как я потом узнал, помощники мисс Кульман специально отбирали людей для первого ряда. Она была чувствительна к Духу, и ей нужно было видеть перед собой только позитивно настроенных людей, поддерживающих ее в молитве.

Я знал, что спорить бесполезно, особенно при моем ужасном заикании. Второй ряд уже заняли, и мы с Джимом нашли себе два места в третьем.
До начала служения оставался еще целый час, поэтому я скинул пальто, снял перчатки и ботинки. Немного расслабившись, я вдруг заметил, что дрожу сильней прежнего. Дрожь никак не удавалось унять. Руки и ноги по-настоящему вибрировали, словно я был подключен к какой-то машине. Странное, совершенно незнакомое ощущение... Сказать по правде, я был по-настоящему испуган.
Заиграл орган, но все мои мысли были поглощены охватившим меня трепетом. Это чувство не было болезненным. Оно нисколько не походило на ощущения при простуде или недомогании. Постепенно оно становилось даже приятным. Это было очень необычно и совершенно не похоже на знакомые физические ощущения.
В это мгновение, откуда ни возьмись, в зале появилась Кэтрин Кульман. В то же мгновение атмосфера в церкви зарядилась. Я не знал, чего ожидать. Я ничего особенного не чувствовал. Не было трубных гласов, не пели небесные ангелы. Ничего... Я знал только, что дрожу, причем вот уже три часа.
И когда началось пение, я вдруг совершенно неожиданно начал делать то, чего от себя совсем не ожидал. Я встал. Мои руки поднялись, по лицу потекли слезы. Мы пели "Как Ты велик".

Внутри меня словно что-то взорвалось. Никогда прежде слезы не текли так обильно из моих глаз. Необычайное воодушевление, можно сказать, экстаз. Присутствовало чувство великой славы.
Я пел не так, как обычно пел в церкви. Я пел всем своим существом. И дойдя до слов "Когда поет душа моя Тебе...", я запел буквально всей своей душой.

От этой песни я настолько потерялся в Духе, что лишь через некоторое время заметил, что дрожь моя полностью прекратилась.
Но атмосфера славы не исчезла. Я думал, что восхищен на Небо, и потому поклонялся Господу как никогда. Мне казалось, что я встретился лицом к лицу с чистейшей духовной истиной. Не знаю, как другие, но я чувствовал это.
В моих переживаниях молодого христианина бывали Божьи прикосновения, но не такие, как в тот день...

Как волна
Стоя в переполненном зале и продолжая поклоняться Господу, я почувствовал дуновение, открыл глаза и осмотрелся, чтобы выяснить, откуда оно могло идти. Дуновение было тихим и спокойным, как легкий бриз.
Я взглянул на витражные окна церкви. Они были закрыты, да и располагались слишком высоко, чтобы от них могло исходить такое легкое дуновение.
К тому же это странное дуновение, которое я почувствовал, было больше, чем просто поток воздуха. Я ощущал, как оно поднимается по одной руке и сходит по другой. Я действительно чувствовал это движение.
Что это было? Мог ли я отважиться рассказать кому-нибудь о том, что происходит со мной? Они подумали бы, что я сошел с ума.

Около десяти минут волны этого дуновения омывали меня. Затем я почувствовал, будто меня кто-то обернул одеялом - одеялом тепла.
Кэтрин начала служить людям, но я был настолько потерян в Духе, что для меня сейчас это не имело никакого значения. Господь приблизился ко мне как никогда прежде.
Я чувствовал, что должен поговорить с Ним, но мог только шептать: "Дорогой Иисус! Пожалуйста, помилуй меня". Я говорил еще и еще: "Иисус, пожалуйста, помилуй меня".
Я чувствовал себя таким недостойным. Как Исаия, оказавшийся в Божьем присутствии: "...Горе мне! Погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа" (Ис.6:5). То же случалось, когда люди видели Христа. Они сразу замечали, насколько они нечисты, и испытывали потребность в очищении.

Это-то со мной и произошло. Как будто меня осветил огромный прожектор. Я увидел все свои слабости, пороки и грехи.
Я повторял снова и снова: "Дорогой Иисус, помилуй меня".
Затем я услышал голос и понял, что это Господь. Голос звучал тихо, но я не мог его спутать ни с чем. Я услышал: "Моя милость простерта к тебе".

До этого моя молитвенная жизнь не отличалась от жизни любого христианина. Но сейчас не только я говорил с Господом, но и Он говорил со мной. О, что это было за общение!
Тогда я еще не знал, что происходившее со мной в третьем ряду молитвенного зала Первой пресвитерианской церкви Питтсбурга было лишь началом великих событий, предопределенных Богом для моей жизни.
Слова Иисуса звучали в моих ушах: "Моя милость простерта к тебе".
Плача и всхлипывая, я опустился на сиденье. Я ни с чем не мог сравнить наполнявшие меня чувства. Я испытал прикосновение и наполнение Духом, все остальное не имело значения. Даже если бы в Питтсбурге взорвалась атомная бомба или вся земля разлетелась на куски, я не обратил бы на это никакого внимания. Я ощущал, как говорит Слово: "мир,.. который превыше всякого ума..." (Фил. 4:7).
Я не раз слышал от Джима о чудесах, сопровождавших служения мисс Кульман, но увиденное мной за эти три часа превосходило все, что я мог себе представить. Глухие начинали слышать. Одна женщина поднялась с инвалидной коляски. Люди свидетельствовали об исцелениях от опухолей, артритов, головных болей. Даже самые яростные критики признавали подлинными исцеления, происходившие на собраниях Кэтрин Кульман.
Служение длилось долго, но время пролетело незаметно. Никогда раньше Бог не прикасался ко мне так, как на этом собрании в Питтсбурге.

Почему она плакала?
Собрание продолжалось, я тихо молился, как вдруг все стихло. Я подумал: "Господь, пожалуйста, пусть собрание не кончается".
Я взглянул на Кэтрин и увидел, что она закрыла лицо руками и заплакала. Она всхлипывала так громко, что все вокруг стихло. Музыка замерла. Организаторы застыли на своих местах.
Все взоры обратились на плачущую женщину.
Что до меня, так я и понятия не имел, почему она плакала. Никогда раньше я не видел, чтобы служитель делал что-либо подобное. О чем она плакала? Потом мне рассказали, что такого с ней никогда не случалось. Ее помощники до сих пор вспоминают это происшествие.

Кэтрин плакала несколько минут. Затем она откинула голову... Нас разделяло расстояние в несколько метров. Ее глаза сверкали. Она излучала необыкновенную энергию.
В эту минуту она обладала таким дерзновением и смелостью, каких я не встречал ни у кого из людей. Она указала в зал с необычайной силой и волнением, даже с болью. Если бы сам дьявол встал перед ней, она отбросила бы его в сторону одним движением.
Это был момент величайшего напряжения. Все еще всхлипывая, она посмотрела в зал и с мучением в голосе произнесла: "Пожалуйста". Казалось, она немного растягивала слова. "Пожалуйста, не огорчайте Святого Духа".
Она умоляла. Как мать умоляет убийцу не трогать ее ребенка. Она просила и умоляла. "Пожалуйста, - всхлипывала Кэтрин, - не огорчайте Святого Духа".

Даже сейчас я вижу ее глаза. Тогда же казалось, что она смотрит прямо на меня.
Когда Кэтрин произносила эти слова, зал затих, и установилась полная тишина. Я боялся дышать и не смел пошевелить даже пальцем. Вцепившись в спинку стоявшей передо мной скамейки, я ждал, что будет дальше.
Она продолжала: "Неужели вы не понимаете? Он - все, что у меня есть!"
Я подумал: "О чем это она?"
Кэтрин очень взволнованно сказала: "Пожалуйста! Не раньте Его. Он - все, что у меня есть. Не надо ранить Того, Кого я люблю!"
Я никогда не забуду этих слов. До сих пор я помню то напряжение, с которым эта удивительная женщина произносила их.
И в моей церкви пастор говорил о Святом Духе. Но совсем не так, как она. Мой пастор вел разговор обычно о даре иных языков или пророчестве, однако никогда я не слышал от него: "Он мой самый близкий, сокровенный, самый любимый друг". Кэтрин Кульман говорила о Нем как о личности, более реальной для нее, чем мы с вами.
Потом она указала пальцем прямо на меня и произнесла с пронзительной ясностью: "Он реальнее чего бы то ни было в этом мире!"

Я должен иметь это
Когда, посмотрев на меня, Кэтрин проговорила эти слова, что-то будто схватило меня изнутри. По-настоящему схватило. Я заплакал и сказал про себя: "Я должен иметь это".
Признаться, я считал, что все на служении чувствовали то же, что и я. Но у Бога собственный подход к каждому из нас. И я верю - это служение предназначалось именно мне.
Поймите меня, поскольку я был совсем молодым христианином, то, конечно, не мог, как следует осознать всего происходящего на собрании. Но я абсолютно уверен в реальности случившегося и в силе, действовавшей во мне.
Служение уже подходило к концу, когда, взглянув на эту женщину евангелистку, я вдруг заметил, что она окутана некой пеленой. Сначала мне пришла мысль об обмане зрения, но пелена не исчезала, и лицо Кэтрин сияло сквозь нее.
Не думаю, что Бог желал прославить самое мисс Кульман, но я уверен: Он использовал это служение, чтобы показать мне Свою силу.

Служение закончилось, и люди начали покидать зал. Мне же не хотелось двигаться. Сюда-то я буквально примчался, а сейчас мне хотелось просто сидеть и вновь переживать случившееся.
Мои будни нисколько не походили на тот день. Я знал, что когда я вернусь домой, гонения продолжатся вновь.
Я всегда считал себя хуже других из-за сильного заикания. В детстве, посещая католическую школу, я всегда находился в стороне от других детей из-за этого дефекта речи.
И даже после моего обращения в христианство друзей у меня не прибавилось. Как я мог дружить с людьми, если едва мог говорить с ними?
Поэтому мне так не хотелось расставаться с обретенным в Питтсбурге. Иисус, это было все, что я имел в жизни. Все остальное не имело смысла. У меня не было ни настоящего, ни будущего. Семья отвернулась от меня. Конечно, я знал, что они любят меня, но мое решение служить Христу разверзло между нами глубокую пропасть. Потому-то я и сидел там, в пустом зале. Кому захочется с Небес отправляться в ад?!
Но выбора не было: меня уже ждал автобус, пришло время ехать домой. Выходя из церкви, я на секунду задержался и подумал: "Что она имела в виду, говоря о Святом Духе?"
Возвращаясь в Торонто, я всю дорогу продолжал размышлять: "Интересно, что она имела в виду?" Я даже спросил об этом нескольких человек. Но мне никто не ответил, потому что они не поняли сами.
Излишне говорить, что я приехал домой в полном изнеможении. Из-за недостатка сна, многочасовой езды, а главное, из-за сильнейшего эмоционального потрясения - духовного переживания, мое бренное тело нуждалось в отдыхе.
Но я не мог уснуть... Если тело было уставшим и утомленным, то дух был все еще возбужден. Внутри меня словно один за другим извергались вулканы.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.