Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Внутренний мир

Внутренний мир

E-mail
Автор Ларри Крабб   
17:10:2008 г.
Оглавление
Внутренний мир
Взгляд в глубину
Что скрывается под внешностью?
Пловцы и ныряльщики
Взгляд в себя может принести разочарование
Глубины жизни
Знать, что ищешь
Кто жаждет...
Наши желания
Переживая боль
Зачем столько боли?
Три вида желаний
Осознание жажды
Зачем нам знать о жажде?
Как распознать нашу жажду?
Мы ищем не там, где следует
Греховная самозащита
Суть проблемы
Проблема требовательности
Возникновение проблемы
Что делает Бог с требовательным духом
Ложные пути
Понять самого себя
Слово Божие
Люди Божии
Изменяясь изнутри
Постигая тайну
Что нужно изменить?
Разобраться в своих разочарованиях
Сила Евангелия
События, которые приносят разочарование
Грех в общении
Глубинная перемена
Изменение самого нашего естества
Дорогая цена перемен

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПРОБЛЕМА ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТИ

Чтобы измениться изнутри, необходимо обратить свой взор на уродливые стороны нашей души, хотя это может оказаться весьма неприятным. В представлении многих заглянуть в себя означает просто признаться в паре своих недостатков типа нетерпения или склонности к ворчанию. Большинство христиан без труда признают, что их греховность – это нечто большее, чем поведение, не соответствующее христианским меркам. Конечно, мы бьемся над более важными проблемами, например, со своими эгоистичными побуждениями и тому подобным, но зачастую мы не доводим начатое дело до конца, бросая его на полпути.

Есть среди нас и такие, кто не желает смотреть на уродство собственной души, предпочитая думать не о своей греховности, а о внутренних проблемах. «Мне не хватает уверенности в себе. Такой уж я неуверенный». Или: «Почему я такой добросовестный? Я слишком о многом беспокоюсь, и это сводит меня с ума». Подобные проблемы, с которыми мы усердно боремся, вызывают сочувственную заботу у окружающих и почти вселенскую жалость к самим себе. С другой стороны, выставленная напоказ греховность открывает человеку глаза на его несовершенство. Но в первом случае люди чувствуют себя благородными «мучениками», а во втором – просто грязными грешниками.

Очень во многих церквах искренняя забота об исцелении исковерканной жизни людей привела ко всеобщему сочувствию несчастным, которое незаметно облегчило отношение верующих к греху. Всем очевидная истина, что страждущие нуждаются в утешении1, порой так переворачивала наше сознание, что в нас притуплялась острота ощущения человеческой греховности. Но теперь маятник качнулся в другую сторону. В противоположность призывам о «помощи страдальцам» некоторые консервативные христиане активно стараются обратить всеобщее внимание на несколько подзабытую проблему греха. Справедливо обеспокоенные современной тенденцией ретушировать неприглядность порока его психологическими обоснованиями, эти люди чаще всего выставляют грех в его наиболее откровенных формах, таких как прелюбодеяние, ложь, перекладывание вины с больной головы на здоровую, леность и тому подобное. Тем самым они стремятся подчеркнуть, что, несмотря на все свои внутренние терзания, люди все же остаются грешниками.

Все это так. Конечно, все мы страдаем, будучи жертвами недоброго отношения со стороны окружающих, – против нас многие согрешают. Но нельзя собственные греховные поступки против людей оправдывать их былой несправедливостью по отношению к нам. Мы несем ответственность за все, что делаем. Мы одновременно «мученики» и грешники, жертвы и палачи, люди, которым больно и которые сами причиняют боль.

Но обратите внимание, что происходит. Когда мы заглядываем внутрь себя, мы считаем себя «мучениками» с застарелыми ранами и психологическими комплексами. Но когда мы решаем, что пора серьезно и решительно устремиться к Богу, мы вновь выныриваем на поверхность и стараемся вести себя как положено. Внутренние мучения мы ассоциируем с внутренним самоанализом. Мы как бы говорим себе: «Ну-ка, поглядим, что у нас болит». С греховностью же чаще всего борются в ее чисто внешних проявлениях: «Не пора ли нам прекратить это самокопание и заняться делом? Так сколько времени ты уделяешь своей жене?».

Искренним христианам, желающим измениться, предоставляются две возможности: искать помощи, честно исследуя боль в своем сердце, либо попробовать взять на себя всю ответственность за исправление своего греховного поведения. Боль в сердце и греховное поведение – это две категории, с которыми нам нужно будет столкнуться. И все же ни одна из них не направляет нас в глубины нашей души, которые уродливы, искалечены и больны. Ни та, ни другая не могут помочь нам постигнуть природу греха, таящегося в нашем сердце, с которым просто необходимо разобраться, если мы собираемся измениться изнутри. Грех включает в себя нечто большее, чем какие-то внешние проявления (греховное поведение), а мучиться нам приходится и из-за более серьезных проблем, чем крепко укоренившиеся в нас психологические разочарования (боль в сердце).

В этой главе я не буду касаться ни нашей внешней греховности, ни наших внутренних мучений. Я хочу обнажить грех в нашем сердце. Однако я бы хотел более глубоко исследовать эту проблему, ибо считаю, что проявление внутренней греховности – это не только нетерпение и ворчливость. Дела с нашим сердцем обстоят гораздо хуже, чем многие подозревают. Заглянув туда, мы столкнемся не просто с неприятными воспоминаниями или разбитыми чувствами. Если мы будем до конца честны сами с собой, то рано или поздно нашему взгляду предстанет нечто отвратительное и мерзкое – нечто, что я хочу обозначить как требовательность.

Мы требовательные люди. Упрямо пренебрегая Божьим источником живительной влаги ради рытья собственных колодцев, мы ставим свое существование в зависимость от того, найдем ли мы воду. Наши усилия защитить себя во что бы то ни стало должны увенчаться успехом. Когда мы сами беремся утолить свою жажду, тогда выживем мы или нет – зависит от плодотворности наших работ.

Мы требуем, чтобы супруги отвечали нашим потребностям; мы требуем, чтобы дети являли собой плод нашего благочестивого воспитания; мы требуем, чтобы церковь была чутка к нашим заботам и всячески помогала бы нам избавляться от них; мы требуем, чтобы никто не причинял нам таких страданий, какие нам довелось уже однажды пережить; мы требуем, чтобы нам, наконец, стали доступны те удовольствия, на которые мы вполне имеем право, но которые мы так долго гнали от себя.

Какой абсурд! Разве можно представить себе армию, где новобранцы отдают приказы, или предприятие, где мальчишки-курьеры определяют политику? И однако мы видим, как ежедневно простые, обычные люди пытаются командовать вселенной. Подобная глупость – естественный итог того, что человек самолично взвалил на себя бремя ответственности за достижение собственного счастья, бремя, которое слишком тяжело для его плеч. Когда мы беремся добиться того, чего так отчаянно желаем, но с чем не можем справиться, мы наивно требуем, чтобы наши усилия оказались не напрасны.

В нашу жаждущую душу прочно въелась отвратительная зараза требовательного духа. Если мы все-таки хотим измениться, нам необходимо обратиться к проблеме требовательности и предпринять какие-то шаги для ее разрешения. Дух требовательности необходимо обнаружить, узнать во всей его неприглядности и избавиться от него через покаяние. Давайте рассмотрим эту проблему с трех различных точек зрения: как к ней относится Господь, из чего она возникает и что с ней делает Бог.

ОТНОШЕНИЕ БОГА К ЭТОЙ ПРОБЛЕМЕ

В Книге Чисел (9:15-23) повествуется о том, как израильтяне шли через пустыню. Они должны были наблюдать за облаком в небе, которое ночью становилось огненным, чтобы людям было лучше видно. Они отправлялись в путь, когда облако начинало двигаться, и разбивали стан, когда облако останавливалось. Главную мысль здесь уловить нетрудно: двигалось облако – двигались и люди, когда же оно останавливалось – останавливались и сыны Израилевы. Двух-трех предложений вполне достаточно, чтобы передать, как было дело. Сокращенное издание Библии «Ридерз Дайджест» разделяет эту мысль. Девять стихов, которые излагают историю в оригинальном тексте, в сокращенном варианте сжаты до одного. Необходимые сведения передаются одним стихом не менее удачно, чем и девятью. Но так ли это?

Прочтите полный текст этого места, приведенный ниже. Обратите внимание на его почти оскорбительную тавтологию. Редактор моих ранних книг как-то заметил мне, что я сверх меры увлекаюсь прилагательными. Удаление лишних слов, уверял он, может основательно укоротить книгу и сделать ее более удобной для восприятия. Какому автору понравится, когда его обвиняют в многословии! Позже я нередко размышлял, что бы сказал тот же самый редактор, если бы ему подали эти девять стихов как отрывок из рукописи неизвестного автора.

В тот день, когда поставлена была скиния, облако покрыло скинию откровения, и с вечера над скиниею как бы огонь виден был до самого утра. Так было и всегда: облако покрывало ее днем, и подобие огня ночью. И когда облако поднималось от скинии, тогда сыны Израилевы отправлялись в путь, и на месте, где останавливалось облако, там останавливались станом сыны Израилевы. По повелению Господню отправлялись сыны Израилевы в путь и по повелению Господню останавливались: во все то время, когда облако стояло над скиниею, и они стояли. И если облако долгое время было над скиниею, то и сыны Израилевы следовали этому указанию Господа и не отправлялись. Иногда же облако немного времени было над скиниею: они по указанию Господню останавливались и по указанию Господню отправлялись в путь. Иногда облако стояло только от вечера до утра, и поутру поднималось облако, тогда и они отправлялись; или день и ночь стояло облако, и когда поднималось, и они тогда отправлялись. Или если два дня, или месяц, или несколько дней стояло облако над скиниею, то и сыны Израилевы стояли и не отправлялись в путь; а когда оно поднималось, тогда отправлялись. По указанию Господню останавливались и по указанию Господню отправлялись в путь: следовали указанию Господню по повелению Господню, данному чрез Моисея.

Из этого можно сделать следующий вывод: либо писавший Числа нуждался в лучшем редакторе своей работы, либо в этом отрывке заложено учение, которое невозможно было передать меньшим количеством слов. Уважение к библейскому откровению предполагает последнее. Но каково тогда это учение?

Подумайте о том, что же там, собственно, происходило: тысячи израильтян, уставшие и изможденные, бредут по бескрайней пустыне. Кто-то, возможно, болен, кто-то чувствует подъем сил, у кого-то судорогами сводит ноги. Я представляю себе утомленного, немолодого отца четверых детей, с трудом переводящего дыхание, покрикивающего на своих чад, чтобы прекратили ссориться, полного мрачных мыслей от непрекращающейся боли в груди. Он постоянно поглядывает наверх, посмотреть, не собирается ли облако притормозить, и злится, видя, что оно невозмутимо плывет дальше.

«Кто бы ни гнал это облако вперед, – ворчит он, переводя дух, – Он точно не знает, какие муки мне приходится терпеть... или Ему все равно. Жена не может справиться с детьми, грудная жаба не дает мне покоя... нам нужна передышка. Мне надо передохнуть. Еще немного – и я рухну на землю. Пожалуйста, Господи, останови облако!». – Но оно неумолимо продолжает двигаться.

Но через час-другой – о чудо! – боли в груди прекратились. Он чувствует прилив сил, у него открылось «второе дыхание». Старший сын несет на руках усталого малыша. Он бросает взгляд на жену, и она улыбается в ответ. «Должно быть, Господь знал, что для нас было лучше идти не останавливаясь». Он чувствует легкость своих шагов – и вот тут-то облако и замирает в вышине.

Человек в недоумении, он смотрит наверх с явной неприязнью, силясь понять, что же происходит. «Когда я был не в силах идти, Бог заставил меня продолжить путь. Теперь, когда я лечу как на крыльях, мне велят остановиться».

Но вместе с остальным народом он покорно прекращает путь, развьючивает животных и устраивается на привал. И только растянувшись на одеяле, он начинает осознавать, как отчаянно нуждается в отдыхе. По его телу растекается сладкая истома, он благодарно зевает и закрывает глаза.

Но как раз когда его дремота переходит в мирный и глубокий сон, жена принимается трясти его за плечо: «Облако двинулось дальше. Нам нужно снова трогаться в путь».

Возможно, моя история несколько надуманна – конечно же, библейский текст не содержит подобных подробностей, – но среди множества людей, кому облако задавало темп, наверняка были и такие – и, я думаю, их было немало, – кто считал, что с ними обошлись грубо.

Иногда нам может казаться, что Бог нарочно подстраивает разные неприятности, чтобы лишний раз расстроить нас: по дороге в больницу вдруг спускает колесо, за час до прихода гостей на кухне засоряется раковина; друг подводит нас именно тогда, когда вы более всего нуждаетесь в его поддержке; у вас неожиданно обнаруживается ларингит, и именно в тот самый день, когда вам предстоит читать важный доклад. Во времена разочарований нам кажется, что наш Первосвященник относится к нашим нуждам, мягко говоря, равнодушно, без всякого сочувствия.

В молитвах мы просим Бога услышать наш вопль, умоляем Его наладить нашу жизнь. Однако не звучит ли в наших страстных молитвах больше требования, чем мольбы? Разочарование – благодатная почва для произрастания требовательного духа. Поэтому для нас важно уметь справляться с трудностями, используя их во благо нашему духовному росту, не давая им взращивать в нас семена требовательности.

Чтобы научиться правильно реагировать на обстоятельства, приносящие нам разочарование, для начала необходимо четко определить, кто здесь хозяин. Постараться справиться с разочарованием, напомнив себе о том, как крепко любит нас Бог, – это шаг второй, но ни в коем случае не первый. Мы должны занять наше место перед своим Творцом, и тогда мы познаем чудо Божьей любви. Это новое знание изгоняет страх, а покорность Его власти помогает разобраться с требовательностью в нашей Душе.

В том месте из Книги Чисел, которое мы рассматривали, снова и снова повторяется одна и та же мысль: когда облако двинется, двигайтесь и вы, когда облако встанет, остановитесь и вы. Мне кажется, что Господь хочет сказать нам следующее:

«Я знаю, временами кажется, что пути, которые Я уготовил вам, не касаются ваших забот. Я желаю, чтобы вы доверяли Мне, даже когда вы устали больше обычного, а Я призываю вас продолжать идти. Я желаю, чтобы вы доверяли Мне, когда вам хочется послужить, а Я удерживаю вас. Но вы никогда не научитесь доверять Мне, пока не смиритесь с тем, что в Моих руках – власть. Доверие не может вырасти на почве требовательного духа. Давайте сразу проясним ситуацию: здесь командую Я. Вы же делаете то, что вам говорят. Начав с этого, вы сможете вкусить, как Я благ и сколько сокровищ таит в себе общение со Мною. Только тогда вы научитесь по-настоящему доверять Мне».

Никакое несчастье и никакое неудобство – ни мозоли на ногах после долгого пути, ни в конце концов распавшаяся после стольких лет взаимных усилий семья – ничто не может оправдать требовательного духа. Ваши трудности могут только подливать масла в огонь и питать его, но они не могут служить ему оправданием. Бог неизменно противится требованиям, предъявляемым Ему Его же созданиями независимо от того, насколько жестоки их страдания. Его уши широко отверзты, чтобы слышать вопли плача и мольбы о помощи, но Он не сядет за стол переговоров с рассерженными людьми, чтобы безоговорочно принять все их условия. Бог противится гордым, тем, кто требует, но благоволит смиренным, тем, кто раскрывает Ему свою душу.



 
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.