Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Внутренний мир

Внутренний мир

E-mail
Автор Ларри Крабб   
17:10:2008 г.
Оглавление
Внутренний мир
Взгляд в глубину
Что скрывается под внешностью?
Пловцы и ныряльщики
Взгляд в себя может принести разочарование
Глубины жизни
Знать, что ищешь
Кто жаждет...
Наши желания
Переживая боль
Зачем столько боли?
Три вида желаний
Осознание жажды
Зачем нам знать о жажде?
Как распознать нашу жажду?
Мы ищем не там, где следует
Греховная самозащита
Суть проблемы
Проблема требовательности
Возникновение проблемы
Что делает Бог с требовательным духом
Ложные пути
Понять самого себя
Слово Божие
Люди Божии
Изменяясь изнутри
Постигая тайну
Что нужно изменить?
Разобраться в своих разочарованиях
Сила Евангелия
События, которые приносят разочарование
Грех в общении
Глубинная перемена
Изменение самого нашего естества
Дорогая цена перемен

РАЗОБРАТЬСЯ В СВОИХ РАЗОЧАРОВАНИЯХ

Мне представляется очень важным не упустить в этой главе из виду один серьезный момент: прежде чем мы поймем, насколько мы греховны как обороняющиеся палачи, мы должны почувствовать, насколько мы разочарованы как уязвимые жертвы. Позвольте пояснить, что я имею в виду.

Я сам посещаю собрания в малой группе, цель которых – научиться честно и с любовью отзываться друг о друге. Как-то раз один мужчина поведал нам свою историю. Он начал с того, что рассказал нам о переменах, которые с недавних пор наблюдает в себе. Он заметил, что стал с неизмеримо большим состраданием относиться к людям, чем он никак не мог похвастаться раньше. Даже когда люди, казалось бы, отрывают его от работы, он нередко бывает рад возможности пообщаться. В прошлом он чувствовал только досаду из-за того, что ему мешают делать свое дело. И все же он признался, что не ощущает в себе способности по-настоящему сблизиться с другими людьми. Это был человек, которого я очень уважаю. Это крепкий христианин, понимающий, что значит доверять Господу, когда тебе нелегко. Но все-таки он чувствовал, что в его отношениях с окружающими что-то было не так.

Мы попросили его повспоминать вслух свое детство, обращая особое внимание на времена разочарований и на то, как он пытался справляться с ними. Он поделился с нами некоторыми довольно мрачными подробностями о деспотичной матери, которая немилосердно подавляла все его порывы к самостоятельности, и о безвольном отце, который никогда не вмешивался в воспитательный процесс, смирившись с безраздельной властью жены. Пока он говорил, я был поражен тем, насколько бесстрастен был его рассказ. За исключением нескольких отдельных моментов, когда в его голосе проскользнул гнев, он оставался совершенно невозмутимым, словно речь шла о чем-то, не имеющем к нему никакого отношения.

В какой-то миг другой член нашей группы воскликнул с некоторым волнением: «Твой отец бессовестно предал тебя, а мать обращалась с тобой как с вещью!». «Да, вы правы», – ответил он по-прежнему без всяких эмоций в голосе.

Главным моментом во всех наших высказываниях стало упорное нежелание нашего товарища всем сердцем прочувствовать свое разочарование. С несвойственным ему стремлением защитить себя (обычно этот человек проявляет завидную объективность) он возразил нам, что прекрасно понимает, как несправедливо с ним обходились родители, но просто не видит никакой пользы в том, чтобы бередить старые раны.

«Я не желаю упиваться своею болью, непрестанно думая о том, как я пострадал от других. Меня гораздо больше волнует, как мне наладить свою теперешнюю жизнь. Что было, то прошло. Я хочу научиться полноценно общаться с людьми сейчас».

Что же ему мешало? Это не был недостаток знаний, навыков или силы воли. Основным препятствием его нормальному общению с окружающими было его подсознательное стремление никогда не испытывать боли, которую он пережил в детстве, да и потом переживал еще не раз. Он научился всегда и во всем подчиняться матери как прилежный сын, но он не осмеливался открыть перед ней сердце, иначе бы она совсем поглотила его, движимая своим чувством собственничества. Смиренная покорность, лишь изредка нарушаемая внезапными вспышками гнева, была его надежнейшей уловкой, чтобы сохранить хотя бы какую-то видимость личной независимости. С подобным самосознанием и с горьким пониманием того, как сильно он желает – и всегда желал, – чтобы кто-нибудь уважал и любил его, ему стоило лишь повнимательней взглянуть на свою жизнь, чтобы увидеть, что он просто пытается избежать возможного разочарования в своих нынешних отношениях с людьми. Первым шагом к изменению его манеры общения должна была стать готовность к переживанию прошлой боли. Только тогда он был бы в состоянии осознать, как, оказывается, глубока его решимость никогда не страдать впредь. Только тогда он сумел бы обнаружить в собственном поведении самозащитные уловки и разглядеть всю их неприглядность. Таким образом, его манеру общения – либо сухую и строгую, либо просто сердитую, но редко теплую и искреннюю – можно было бы легко объяснить как желание сохранять дистанцию между собою и окружающими людьми.

Для того, чтобы в человеке произошла истинная перемена, необходимо несколько условий. Но прежде всего, переход к глубоким отношениям общению и большему вниманию к другим требует от человека глубже прочувствовать собственную боль и признать наличие в своей душе греха самозащиты. Чем глубже мы вникаем в наше разочарование, тем легче нам разобраться со своим грехом. Пока мы не ощутим горечи от того, что стали чьей-то жертвой, мы будем узнавать грех только в наиболее очевидных, чисто внешних его проявлениях.

Чувство разочарования дает нам и другое преимущество. Оно позволяет нам быть искренне признательными нашим родителям, супругам, детям и друзьям за все то добро, которое они нам сделали, и за то прекраснодушие, которое они проявляют. Некоторым из нас посчастливилось иметь замечательных родителей, которые всегда заботились о нас и шли на жертвы ради того, чтобы нам было хорошо.

Будучи сам отцом взрослых детей (теперь нашим мальчикам уже девятнадцать и семнадцать лет), я осознаю, что частенько не оправдывал их надежд. Однако я считаю, что сделал им также много добра. По самым объективным оценкам, мне обеспечен довольно высокий балл, несколько подпорченный несовершенной любовью, но все же достаточно высокий. Да и жена моя, бесспорно, отличная мать и по праву заслужила их благодарность. Так хочу ли я, чтобы мои дети прочитали эту книгу? Не думаю, что мне было бы приятно, если бы они обратили свой пристальный взгляд на то, как и когда я их подводил. Однако мой ответ – решительное «да», при условии, что они испытают разочарование для того, чтобы научиться глубже любить.

В корне всех наших проблем всегда лежит недостаток любви. Когда кто-нибудь ценит своих родителей только благодаря тому, что закрывает глаза на боль, которую они ему причиняли, то его отношение к ним не просто поверхностно, но по сути своей продиктовано ему желанием защитить себя. Любовь никогда не бывает слепа к ошибкам других. Те, кто любит, замечают проступки своих любимых, но их чувство от этого не меняется. Они допускают разочарование, но все прощают и продолжают проявлять к человеку самое теплое участие. Радеете ли вы о благополучии тех, кто обходится с вами недостойно? Именно этим и измеряется любовь.

Когда мы отдаем себе отчет в том, как и когда нас подводили люди, мы перестаем требовать, чтобы они любили нас как следует. Порой чрезмерно завышенная оценка, которую мы даем любви наших родителей к нам, отражает не реальную меру их заботы о нас, а, скорее, нашу потребность быть любимыми. Если же мы ничего не требуем и ничего не ждем от людей, мы дорожим всем, что они нам дают. Мы не должны спрашивать с родителей или кого-либо другого больше, чем они в состоянии нам дать. Обида на близких нам людей – супругов, детей, друзей – вырастает из нашего желания, чтобы они приносили нам радость и удовлетворение. Раздражение и недовольство чьим-то проступком – это не то же самое, что честно допустимое, даже в какой-то степени ожидаемое разочарование, вызванное их поведением. Напротив, последнее как раз может развеять обиду, в то время как первое только усиливает ее.

Любая проблема, вызванная некими внешними причинами, корнями своими уходит в поруганную любовь. Психологические и эмоциональные трудности, которые испытывает человек, по-научному называются «функциональными расстройствами». Анорексия, например, дает женщинам, которые были лишены чувства собственного «я», средство управлять как собственными внутренними побуждениями, так и эмоциями других людей. Грешат против них, грешат они сами.

Люди, находящиеся в депрессии, – это те, кто разочаровался в окружающих и чувствует ужасающую внутреннюю пустоту. Они отчаянно пытаются уцепиться за какую-нибудь определенную цель или за какого-нибудь человека, который, как они верят, поможет им сохранить их личностную целостность. Когда они не достигают этой цели или когда этот особенный человек вдруг не оправдывает их ожиданий, они впадают в угнетенное состояние духа. Грешат против них, грешат они сами.

Гомосексуалисты не уверены в своей способности дать какой-либо женщине то, что подразумевают близкие с ней отношения. С мужчинами им легче, потому что никто от них ничего необычного не требует. Их сомнения по поводу собственной мужественности чаще всего не основаны на личных склонностях человека, но сформировались под дурным влиянием. Такие люди стремятся к общению, которое не грозит им неприятными последствиями, – это их попытка разрешить насущные проблемы собственными руками. Это – рытье негодных колодцев. Грешат против них, грешат они сами.[1]

Против каждого из нас грешили. И сами мы тоже грешим. Вы не смогли любить меня как должно, и я не смог любить вас. То, что вы не смогли любить меня, причиняет мне боль, иногда глубокое разочарование. Но Господня любовь ко мне совершенна. И хотя Его любовь не удаляет жала у вашей неспособности любить, она дает мне все, что мне нужно, чтобы сделаться человеком исцеленным, способным любить вас, не боясь того, что когда-нибудь вы можете подвести меня.

Это моя прямая обязанность – любить вас. Именно моя любовь к вам, а не ваша ко мне, в значительной степени определяет испытываемую мной радость и чувство полноты жизни. Я могу любить, потому что Бог любит меня совершенной любовью. И моя любовь к вам очень важна: она может привлечь вас к Христу, она придает мне самому жизненную силу и некоторый вес в замыслах Божьих. Наконец, она приносит славу Господу. И по мере того как я на собственных ошибках учусь любить вас, оставив все свои жалкие попытки защититься, я приближаюсь к столь желанной и долгожданной жизни с избытком.

Пока мы живем не на небесах, мы постоянно будем испытывать разочарование во взаимоотношениях с людьми. Но Благая Весть дает нам решение этой весьма существенной проблемы. Грех самозащиты можно научиться преодолевать уже теперь.


ПРИМЕЧАНИЕ:

1. Эти краткие описания нескольких функциональных расстройств не призваны объяснить природу и причины подобных проблем. Я предлагаю их вашему вниманию лишь для того, чтобы показать, что в основании всякого внутреннего страдания лежат разочарование и желание защитить себя.



 
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.