Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Внутренний мир

Внутренний мир

E-mail
Автор Ларри Крабб   
17:10:2008 г.
Оглавление
Внутренний мир
Взгляд в глубину
Что скрывается под внешностью?
Пловцы и ныряльщики
Взгляд в себя может принести разочарование
Глубины жизни
Знать, что ищешь
Кто жаждет...
Наши желания
Переживая боль
Зачем столько боли?
Три вида желаний
Осознание жажды
Зачем нам знать о жажде?
Как распознать нашу жажду?
Мы ищем не там, где следует
Греховная самозащита
Суть проблемы
Проблема требовательности
Возникновение проблемы
Что делает Бог с требовательным духом
Ложные пути
Понять самого себя
Слово Божие
Люди Божии
Изменяясь изнутри
Постигая тайну
Что нужно изменить?
Разобраться в своих разочарованиях
Сила Евангелия
События, которые приносят разочарование
Грех в общении
Глубинная перемена
Изменение самого нашего естества
Дорогая цена перемен

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

СИЛА ЕВАНГЕЛИЯ

Неужели перемена действительно возможна? Может ли человек с трудным детством научиться по-настоящему наслаждаться жизнью? Могут ли люди, которые слишком много беспокоятся о своих детях или материальных благах, или чья семейная жизнь скучна и безрадостна, люди вспыльчивые, с дурным характером – могут ли они на самом деле измениться?

Вся загвоздка здесь в словосочетании «на самом деле». Многие думают, что перемена должна быть полной, по крайней мере разительной, иначе она не в счет. А чтобы мы действительно поверили в то, что нашли секрет духовного возрастания, эта перемена обязательно должна быть именно такой, какой мы ее сами себе представляем: дающая нам то, чего мы жаждем больше всего на свете. Это может быть некое новое переживание, например, неподдельное желание любить, или чувство умиротворения и силы – тогда нам удается справляться со всеми нашими проблемами; это может быть и искреннее желание противостоять искушению или глубокое удовлетворение в Господе, которое сводит на нет отчаяние и обиды.

Если усилия «подштукатурить» однообразную супружескую жизнь приводят только к некоему подобию теплоты в отношениях друг с другом, то, скорее всего, ваша жизнь на самом деле нисколько не изменилась. Если мужчина, многие годы хранивший верность своей жене, заметно охладел к ней, но уверяет о своем неизменном влечении к супруге, признавая, однако, что по-прежнему борется с искушением завести роман на стороне, он, скорее всего, на самом деле совсем не изменился. Так разве не под силу Господу зажечь новую искру любви между этими людьми и преобразить их брак? Если Бог с нами, не стоит довольствоваться малым!

Евангельские христиане зачастую слишком многого ожидают от Господа, или, выражаясь точнее, они рассчитывают на перемены, которых Бог никогда не обещал им. Конечно, есть и такие, чьи представления о силе Божьей чрезмерно занижены, — чаще всего это просто реакция на разбитые надежды и неоправданные ожидания. Мы ухитряемся истолковывать библейское учение так, чтобы поддерживать наше стремление к совершенству. Вследствие этого у нас возникают такие запросы, осуществить которые возможно только на небесах.

Павел молится, чтобы мы укреплялись «...Духом Его во внутреннем человеке», и утверждает, что Бог «может сделать несравненно больше всего, чего мы просим или о чем помышляем» (Ефесянам 3: 16-20). Таким образом, мы объявляем силу Божью залогом перехода от угнетенного состояния к умиротворению, от разочарования – к радости, а затем живем под невыносимым бременем, которое либо подавляет нас отчаянием, либо требует, чтобы мы делали вид, что мы лучше, чем есть на самом деле.

Мысль о том, что умиротворение и радость могут только поддержать нас во времена страданий и горя вместо того, чтобы просто удалить от нас несчастья, не привлекает. Мы хотим покончить с неотвратимой болью, которую испытываем, будучи несовершенными людьми в мире, полном разочарований. Мы настойчиво противимся всяческим неудачам и неприятностям, и поэтому когда неизбежное происходит, это приносит разочарование.

Конечно, однажды мы все станем совершенными. Ничего похожего на извращенные желания, никаких бессонных ночей, когда наш ум бессильно мечется от одной заботы к другой, никакого страха перед сближением с людьми, подогреваемого воспоминаниями о предыдущих обидах. Все это ожидает нас впереди, на небесах, – но пока что мучения продолжаются. Пока мы живем в этом мире, боль неизбежна, и нам остается только смириться. Но существуют и дополнительные, излишние проблемы, которые возникают, когда мы начинаем настаивать на том, чтобы прекратились наши неизбежные страдания. Внутренняя перемена помогает нам основательно уменьшить количество этих ненужных проблем и причиняемый ими ущерб, когда мы избавляемся от своей чрезмерной требовательности, которая питает наши попытки защитить себя.

Если мы станем искать способ избавиться от неотвратимых переживаний, мы очень скоро будем разочарованы или введены в заблуждение. Людям, которые реальную перемену понимают как прекращение неизбежных страданий, заключительные главы этой книги доставят, пожалуй, немало горьких минут.

ИЗЛИШНИЕ НЕПРИЯТНОСТИ И НАША ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

По своему личному опыту я знаю, что погружение в себя с целью обнаружить в своей душе грех самозащиты и боль, причиняемую нам общением с людьми, – дело непростое. И в отличие от старателя, чей тяжелый труд вознаграждается блеском драгоценного металла, чем глубже мы проникаем себе в душу, тем -больше грязи мы выносим на поверхность. Например, родители, которые казались своему ребенку верхом совершенства, оказывается, не оправдали многих его надежд, доставив ему немало разочарований.

Думается, наиболее логическая и естественная реакция при виде грязи, которую мы откапываем, – это желание вновь упрятать ее вовнутрь либо найти способ смыть ее. Глупо просто стоять и ничего не делать, не пытаясь как-нибудь избавиться от нее. Когда Адам был застигнут врасплох, так сказать, на месте преступления, его первой реакцией было скорее спрятаться от посторонних глаз и смастерить себе опоясание из листьев. Мне кажется, самое сложное в жизни человека – это спокойно и достойно осознать всю тяжесть своей вины и весь груз разочарования. И надо сказать, что Ева в данной ситуации плохой помощник. Нам страшно жить, не прибегая к спасительной самозащите и не делая никаких попыток замести следы своих безобразий. Мы не понимаем, как это возможно; для нас это подобно движению к смерти.

Если бы мы знали, как справляться и что делать с той болью, которую мы выносим на свет! Тогда нас еще можно было бы убедить в необходимости покопаться в своей жизни, невзирая на малоприятные последствия этого шага и душевное смятение. Если бы мы точно знали, что нам обеспечен покой, что никто и ничто не будет на нас давить, если бы могли испытывать простую человеческую радость, которая прекращает внутреннее страдание, тогда бы цена, которую мы должны заплатить за возможность заглянуть себе в душу, могла показаться приемлемой. Но если эта внутренняя перемена нисколько не облегчает наших переживаний, тогда, независимо от того, какие другие выгоды, быть может, не менее желанные, мы могли бы от этого получить, цена кажется нам слишком высокой.

Если бы мы были убеждены, что опыт, пусть даже болезненный, доверия Богу действительно может изменить нас, мы могли бы согласиться пережить его. Но настоящая перемена доступна нам и сейчас, просто это не совсем та перемена, о которой мы мечтаем. Мы требуем, чтобы с нами уже теперь произошло то, что возможно только на небесах, – мы хотим, чтобы утихла наша боль. Но для того, чтобы измениться, и измениться теперь, мы должны преодолеть нашу настойчивость.

Грязь на внутренней стороне чаши и блюда – это наше требование облегчения неизбежной боли, требование, которое приводит к соответствующей манере поведения, рассчитанной на то, чтобы защитить себя от этого мира, полного разочарований. Когда мы ее смываем, из нашей жизни уходят излишние проблемы. Страдание неотвратимо, но это не значит, что мы от этого становимся менее любящими или более слабыми людьми. Хроническая угрюмость, подавленность, замкнутость в себе, переживания из-за неприятностей, заставляющие нас во многом себе отказывать, невысокое мнение о самих себе, которое мешает нам быть уверенными в себе и с радостью посвящать себя семье и друзьям, – все это излишние проблемы, крадущие у нас целеустремленность и способность приобщать других к добру. Это проблемы, которые душат в нас всякие зачатки любви, которая могла бы воодушевить окружающих нас людей стремиться к Господу.

Есть большая разница между этими никому не нужными проблемами и нашей реакцией на проблемы в личной жизни. Мы не можем избежать боли и мучений. За свою жизнь нам всем приходится хоть однажды переживать душевное напряжение, в результате которого мы либо изнемогаем от злости и гнева, либо пытаемся с верою и упованием продолжать свой жизненный путь. Мы испытываем чувство глубокого разочарования, которое готово поглотить нас целиком; у нас разрывается сердце, израненное теми, кого мы любили, но кто нас отверг; мы боремся с отчаянием, которое изматывает нас до такого состояния, что мы наконец приходим к смиренной зависимости от Бога. Подобной болезненной реакции можно избежать, но только при одном условии: если бы мы жили в мире, изобилующем приятными событиями, которые позволяли бы нам притворяться, будто дела у нас идут прекрасно. Однако душа – ее не обманешь: она все равно будет болеть.

Необыкновенная сила Евангелия заключается не в его удивительной способности производить в человеке некую внутреннюю теплоту, которая преодолевает любую душевную травму и заглушает любое переживание. Если оно притязает только на это, то я стыжусь такого Евангелия. Но если в нем говорится, что мертвые люди могут жить, если в нем говорится, что те, кто не имел ни малейшей надежды на вечное счастье, может вечно жить в раю, что для грешников, заслуживающих страдать от рук разгневанного Бога, открывается возможность стать праведниками и, таким образом, сделаться достойными общения с Богом, – такого Евангелия я, вместе с апостолом Павлом, не стыжусь. Все наши старания проложить путь к новой, измененной жизни должны теперь рассматриваться именно в этом, более общем, контексте. В противном случае наши ожидания могут оказаться слишком завышены и мы можем не заметить, что требуем невозможного: требуем облегчения неотвратимой боли.

В наши дни сила Евангелия проявляется в том, что оно помогает нам преодолеть в себе дух требовательности, помогает заменить его доверием, пока мы ожидаем его полного откровения, ожидаем того дня, когда грешные люди взойдут на небо как любящие и искренние поклонники Божий, когда дальнейший грех будет немыслимым и боль будет неведомой.

У нас действительно есть средства, чтобы разобраться с приносящими разочарование событиями, с неизбежными страданиями и явными грехами, – и нам следует пользоваться ими. И хотя эти средства не решают нашей ключевой проблемы, они могут сыграть важную роль в ходе перемен. Позвольте мне кратко остановиться именно на них, прежде чем вступить на столбовую дорогу, ведущую к настоящим, глобальным переменам изнутри.



 
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.