Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Внутренний мир

Внутренний мир

E-mail
Автор Ларри Крабб   
17:10:2008 г.
Оглавление
Внутренний мир
Взгляд в глубину
Что скрывается под внешностью?
Пловцы и ныряльщики
Взгляд в себя может принести разочарование
Глубины жизни
Знать, что ищешь
Кто жаждет...
Наши желания
Переживая боль
Зачем столько боли?
Три вида желаний
Осознание жажды
Зачем нам знать о жажде?
Как распознать нашу жажду?
Мы ищем не там, где следует
Греховная самозащита
Суть проблемы
Проблема требовательности
Возникновение проблемы
Что делает Бог с требовательным духом
Ложные пути
Понять самого себя
Слово Божие
Люди Божии
Изменяясь изнутри
Постигая тайну
Что нужно изменить?
Разобраться в своих разочарованиях
Сила Евангелия
События, которые приносят разочарование
Грех в общении
Глубинная перемена
Изменение самого нашего естества
Дорогая цена перемен

ГЛАВА ВТОРАЯ

ВЗГЛЯД ВНУТРЬ СЕБЯ МОЖЕТ ПРИНЕСТИ РАЗОЧАРОВАНИЕ

Помню, когда я был еще маленьким, как-то раз на занятии в воскресной школе учитель рассказывал нам о духовной борьбе христианина. Он говорил, что внутри каждого из нас живут две собаки — плохая и хорошая. Причем плохую собаку нельзя приручить и никакой дрессировкой невозможно превратить ее в ласковое домашнее животное. А хорошую собаку поместил в наше сердце Бог, в тот момент, когда мы стали христианами, и она всегда хочет поступать правильно.

Плохая собака олицетворяет нашу ветхую природу — ту часть души, которая постоянно побуждает нас поступать неправильно. Хорошая собака, наша обновленная природа, всегда готова вступить с ней в схватку, но она не тронется с места, пока не получит от нас команды. В этом и был весь секрет. Если мы испытываем искушение списать во время контрольной у соседа, значит, в нас лает плохая собака. В такой момент христианину нужно крикнуть хорошей собаке «Фас!» — и все будет в порядке.

Далее учитель сурово предупредил нас, что плохая собака не покинет нас до тех пор, пока мы не достигнем небес. Он учил нас тому же, что я до сих пор постоянно слышу в бесчисленных проповедях: хотя мы и избавлены от наказания за грех и от его власти над нами, пока мы живем на этой земле, нам не спастись от его присутствия. Нашей греховной природе всегда удается залечить нанесенные ей раны, чтобы вновь толкать нас на ложный путь. Единственная надежда человека — получше выучиться говорить хорошей собаке «Фас!». Когда у нас это будет более-менее сносно получаться, мы сможем наслаждаться победами над грехом и радостным общением с Богом.

Помню, что, внимая этому учению, я почувствовал некоторое смущение. «Но как говорить хорошей собаке "Фас!"? — думал я. — Что нужно при этом делать?»

Учитель применил наглядную метафору, которая должна была продемонстрировать библейскую доктрину о двух противоположных силах, борющихся между собой в нашей душе, но во время диктантов в школе я никак не мог применить его рекомендацию на практике. Когда мне удавалось справиться с желанием заглянуть в тетрадку к соседу по парте, мне казалось, что это была моя личная заслуга — просто я сам по какой-то причине решил поступить правильно. Я совсем не видел здесь действия силы Божьей. Я сам делал свой выбор, как и любой порядочный нехристианин на моем месте. А когда я чувствовал, что все-таки вот-вот подгляжу, то взывания к некоей мифической собаке не очень-то мне помогали. Я либо поддавался соблазну, либо нет — в зависимости от силы искушения и множества других факторов, ни один из которых не имел явного отношения к действию в моей душе Божественной силы. Я искренне хотел быть хорошим, но мои первые жизненные уроки принесли больше разочарования, чем понимания истины. Я вглядывался в себя, но это не помогло. Мне казалось, что жизнь заключается только в принятии решений, поэтому я очень старался всегда делать правильный выбор.

Сегодня, когда я слушаю проповеди и читаю книги о том, как стать теми людьми, какими мы должны быть — радостными, жертвенными, преданными, смиренными, бескомпромиссными, любящими, — меня часто посещает одно и то же чувство: я ощущаю (причем, с уверенностью, которую не всегда могу объяснить), что путь к тому, чтобы стать такими людьми, существует и что средства, делающие этот путь возможным, вполне доступны. Послушание — наиболее очевидное из всех, но каковы же другие? Порой на этот вопрос я не могу ответить с полной уверенностью.

ПОСТУПАТЬ ХОРОШО ИЛИ БЫТЬ ХОРОШИМ?

Многие люди обладают некоторыми качествами характера, которые мы бы хотели иметь, но никто, кроме нашего Господа, не обладает полным набором положительных черт. Это наблюдение подсказывает мне, что на любой стадии нашего духовного развития мы будем являть собой далеко не безупречный пример того, каким должен быть настоящий христианин. Мы не можем быть совершенными, но мы можем стать лучше. Мы можем стать более похожими на Господа и на тех Его последователей, в которых отразился отблеск Его красоты.

Однако изменение характера, к которому мы стремимся всем сердцем, должно затрагивать не только внешние проявления нашей личности, но и самые глубинные уголки души. У нас у всех есть множество знакомых, чьему поведению мы могли бы успешно подражать, но среди них значительно меньше таких, качествами характера которых мы восхищаемся. Мы встречаем много трудолюбивых, дисциплинированных, умных, открытых душой людей. И это прекрасно. Но только немногие кажутся нам истинно самоотверженными, сострадательными и благородными. Первых из обладающих сими достойнейшими чертами я искренне уважаю, но вторые вызывают у меня неподдельное восхищение, ибо наличие столь серьезных качеств в их характере свидетельствует о значительных, глубоких переменах в их сердце.

Позвольте мне прояснить свою мысль, она достаточно важна. Я вспоминаю одного своего приятеля — человека очень дисциплинированного во всем, что касается здоровья. Он не ест сладкого, регулярно бегает трусцой, поддерживая себя в форме, и в меру работает, соблюдая режим труда и отдыха. Я уважаю его за это. Своим поведением он демонстрирует наличие такой силы воли, что, глядя на него, мне бывает стыдно за собственные слабые попытки вести здоровый образ жизни.

У меня есть еще один друг, переживший много ужасных разочарований и испытавший на своем веку немало страданий, но все, что с ним произошло, только углубило его любовь к людям. Ему мучительно больно, но через это он лучше чувствует боль других и понимает, как Господь может помочь им. Когда я смотрю на него, мне вспоминаются такие понятия, как благородство, благочестие, богатство души.

Эти слова не приходят на ум, когда я наблюдаю в людях такие качества, как самодисциплина, аккуратность или стремление к порядку. Не отрицаю, мой прилежный друг — приятный человек, он производит хорошее впечатление, вызывает уважение. Глядя на него, я думаю, что должен быть более собранным. При этом я испытываю как бы некоторое давление на себя, что-то вроде чувства вины, а иной раз я даже ощущаю побуждение последовать его примеру. Но мой страдающий друг оказывает на меня иное воздействие. Я не говорю себе: «Я хочу быть более дисциплинированным» — я говорю: «Я хочу больше любить людей».

Не правда ли, существенная разница? Глядя на одних людей, мы заставляем себя поступать лучше и прилагать больше усилий. Другие же вдохновляют нас стать лучше. Их жизнь поражает каким-то неподдающимся определению качеством, идущим, как нам кажется, непосредственно из их необычных отношений со Христом, настоящих, значимых отношений, которые не ограничиваются только верой в правильные доктрины. Очень немногие могут сказать, что их — пусть мимолетная — встреча со Христом поразила их душу глубже, чем все остальные события жизни, но именно благодаря таким людям мы знаем, что перемены все-таки возможны. Мы все хотели бы стать другими людьми, а не просто теми, чье поведение и знание Библии достойны похвалы. Изменить себя — это не то же самое, что сменить манеры или поменять убеждения. Косметического ремонта здесь недостаточно.

Мы хотим не просто быть добрее к женам, мы хотим открыть им самые сокровенные кладовые своей души. Мы хотим не просто преподать своим детям правила приличия, а затем заставить их следовать им, мы хотим, чтобы наша жизнь пробудила в них желание искать Бога. Мы не хотим просто читать правильные, красивые проповеди, которые бы нравились людям, мы хотим нести истину другим, рассказывая о том, как она изменила наше сердце. Мы хотим не просто уметь контролировать себя и не поддаваться унынию, мы хотим в такой мере вкусить благость Божию, чтобы крепко стоять в вере в ожидании будущей совершенной радости.

Подобное изменение требует от нас большего, нежели то, что мы можем достичь собственными усилиями. Я говорю об изменении нашей самой глубинной сущности, об изменении, которое легче представить, чем испытать в действительности, таком изменении, которое в некоторой степени совершается во многих людях, но в большей степени — в людях немногих и которое полностью представлено лишь в одной Личности. Именно такой перемены мы жаждем, но когда нам начинают советовать, как ее достичь, нас это начинает раздражать.

Вообразим себе, что мой учитель в воскресной школе сказал бы просто: «Знаете, ребята, я понимаю, что вам хочется списать во время контрольной. Но списывать нехорошо. Вас могут уличить в обмане, и если вы поддадитесь искушению, то ваша слабость может причинить вам много неприятностей. Поэтому этого делать не стоит. Примите единственно верное решение, скажите себе: "Я буду смотреть только в свою тетрадь", а затем приложите максимум усилий, чтобы выполнить это решение. Вам будет трудно, иногда невозможно удержаться, и если вы поддались соблазну, попросите у Бога прощения и вновь попытайтесь изо всех сил не поступать дурно». Такой урок был бы мне гораздо понятней, чем рассказ о двух рычащих друг на друга собаках у меня в душе. Однако когда люди начинают говорить о том, что конкретно требуется для внутренней перемены, их слова приводят меня в замешательство. Я понимаю, что такое нравственное усилие, но убежден, что образцы хорошего поведения, которым мы должны следовать, не могут выработать в человеке тех качеств характера, которыми я так восхищаюсь и которые так желаю видеть в себе самом, как бы энергично мы ни старались достигнуть этого.

НЕЗАВИСИМОСТЬ И ЗАВИСИМОСТЬ

На протяжении многих веков христиане пытались найти ответ на вопрос, как нам следует совершать свое спасение, требующее от нас серьезных усилий, находясь в постоянной зависимости от Бога, действующего внутри нас, силой Своею делающего нас способными желать того, чего желает Он, и помогающего нам исполнять Его волю. Если мы понимаем, что перемен, которых мы жаждем, собственными усилиями не добиться, то зависимость от Бога и стремление быть Ему послушными не должны ограничиваться лишь вдохновенными призывами, но должны стать для нас живой реальностью.

Но как должна проявляться зависимость от Бога? Как ответить на этот вопрос? Думаю, ответ достаточно прост (как, я надеюсь, будет показано в следующих главах), но тем не менее смутен — он ускользает от нашего разумения. И именно потому, что ответ не столь очевиден, большинство современных подходов к пониманию человеком самого себя и его попыток измениться сводятся к одной и той же главной идее — больше усилий. Какой бы ни была наша проблема: необходимость поступать против своей воли, или желание полностью подчиниться Богу, или, быть может, духовные борения, или поиски подтверждения любви Божией к нам — что бы это ни было, установка остается одна:

ПРИЛАГАЙТЕ БОЛЬШЕ УСИЛИЙ!

Способ измениться, опираясь на собственные силы, намного понятней, нежели совет полагаться на некую абстрактную зависимость от Бога. Думаю, что именно по этой причине проповеди в наших церквах обычно представляют собой наставления по содержанию Библии, за которыми следуют призывы жить в соответствии с ними. Знание и послушание. Больше учитесь и поступайте как подобает. Однако жизнь, посвященная только приобретению знаний и выработке надлежащей линии поведения, приводит лишь к поверхностным изменениям характера: человек приобретает качества, вызывающие уважение, но он остается неспособным вдохновлять людей на поиски серьезных отношений с Богом.

Наш Господь дал нам ясно понять, что в Его представлении праведное поведение — это нечто большее, чем прилежное совершение определенных действий. Христос сказал, что весь закон сводится к двум главным заповедям: возлюби Бога и возлюби ближнего. Не претерпев глубочайшей внутренней перемены, мы не сможем следовать этим увещеваниям даже в самой незначительной степени. Нравственное усилие само по себе не может породить подлинной любви.

Думаю, вполне убедительно прозвучит мысль о том, что любая личная проблема человека или недостаток в его поведении, от которого ему хотелось бы избавиться — например, скверный характер, переедание, извращенные наклонности, депрессия или беспокойство, — возникает вследствие нарушения заповеди любить. Если это действительно так, тогда умение любить необходимо нам не только для достижения духовной зрелости, но и для разрешения своих психологических трудностей. Когда же мы убедимся, что и жизненные неудачи в отношениях между людьми, и нелады с самим собой свидетельствуют о нарушении норм человеколюбия, установленных Богом, когда мы увидим, что учиться любить — это большой труд, тяжкая работа души, требующая от человека чего-то большего, чем простое нравственное усилие, тогда в нас появится желание заглянуть в себя.

Вот мы и вернулись к тому, с чего начали. Признав, что для того, чтобы добиться настоящей внутренней перемены, мы должны заглянуть под внешнюю оболочку нашей жизни и исследовать ее глубины, мы неизбежно сталкиваемся с нелегкой задачей: необходимо постичь содержание нашего внутреннего мира и точно определить, что с ним делать. Итак, с чего же начать?



 
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.