Христианская библиотека Логос

Главная Контакты Скачать
 
Главная >> Книги >> С описанием >> Бегство с острова Аквариус

Бегство с острова Аквариус

E-mail
Автор Фрэнк Перетти   
17:10:2008 г.
Оглавление
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14

Глава 2

Не проронив ни слова, гигант повернулся, обратив свои выпученные глаза в сторону джунглей, и неторопливо направился обратно тем же путем, которым пришел.

Доктор Купер пропустил вперед детей, чтобы самому замыкать шествие и прикрывать тыл. Узкая тропа змеилась среди густых зарослей, под огромными поваленными стволами, пересекая быстрые ручьи и карабкаясь на каменистые склоны. Воздух в глубине леса был жарким и влажным. Мгла и тишина окружали их, следовавших за гигантом с факелом на голове. Длинные тени от факела плясали среди деревьев.

Спустя некоторое время они стали взбираться по крутому склону, ощущая под ногами острые обломки скалы. Заросли редели, и по мере восхождения сквозь верхушки деревьев начал пробиваться лунный свет. Окружающий ландшафт напоминал лунный: пустынное, усеянное камнями плато. Они продолжали взбираться все выше.

До их слуха донесся какой-то новый звук. Он походил на далекий гортанный, низкий рев водного потока. Теперь они продвигались по вершине узкого скального хребта. Один из его склонов обрывался в бездонное черное ущелье, на самом дне которого, далеко внизу, яростно ревела вода.

Их провожатый повернулся лицом к пропасти, ступил на что-то, невидимое взгляду, - и свет его факела принялся раскачиваться вверх-вниз, как игрушка на резинке.

Лайла взвизгнула, нарушив тишину:

- Нет! Я по этой штуке не пойду! Не обращая внимания на ее крик, туземец продолжал спокойно пробираться вперед по опасному, шаткому и пружинящему подвесному мосту. Его громадные ступни выстукивали на рассохшихся досках моста неведомую мелодию, а сам он раскачивался туда-сюда, словно танцуя на натягивающихся и ослабевающих канатах, державших это хлипкое сооружение.

В конце концов Лайла тоже отважилась ступить на доски моста, мертвой хваткой вцепившись в канатные поручни и чувствуя подступающую тошноту.

- Господи, не дай мне разбиться! - взмолилась она.

Доктор Купер придержал Джея, пока туземец и Лайла доберутся до противоположного конца моста. За это время он пытался рассмотреть дно ущелья, прислушиваясь к реву воды.

- Скажи-ка, Джей, - спросил он, - ты когда-нибудь слышал, чтобы горная река или водопад так ревели?

Джей был рад предоставившейся отсрочке перед тем, как взойти на шаткий мостик, и с готовностью тоже нагнулся и прислушался.

Звуки, доносившиеся снизу, были действительно очень странными, совершенно не похожими на обычный плеск и журчание реки или гудение водопада. Больше всего они напоминали... напоминали...

- Так что же там все-таки внизу? - не выдержал Джей.

Однако рассмотреть в этой тьме ничего не удавалось.

- Поговаривают, что Адам Маккензи утонул, хотя был отличным пловцом... - вместо ответа задумчиво проговорил Купер-старший.

Джей направил вниз луч своего фонаря, однако тот рассеялся в темноте, так и не достигнув дна. Даже лунный свет обрывался на полпути, побежденный тенями, падающими от скалистых выступов. Внизу была лишь мгла - кромешная мгла, да этот странный, гортанный, низкий звук.

Их могучий провожатый вновь подал голос, перекрывая доносящийся из ущелья рев, - и Джей с отцом поспешили взойти на подвесной мост и отправиться в не слишком приятное путешествие на ту сторону.

Вскоре после перехода через пропасть впереди показались огни и донеслись звуки человеческого поселения: голоса, стук каких-то инструментов, блеянье коз. Они свернули за скалу, и тропинка превратилась в широкую дорогу, которая вскоре привела их к экзотической деревушке, чьи домики и бунгало, однако, несли на себе печать цивилизации, причем явно американской.

Жилища были построены на совесть: с шиферными крышами, верандами, застекленными окнами, дверьми на петлях и ковриками возле дверей, бельевыми веревками и даже электрическим освещением. Куперы увидели людей всех возрастов, которые работали, играли, отдыхали, болтали. И люди эти были не полинезийцами, а типичными представителями западной цивилизации.

- Уж не занесло ли нас часом в Огайо? - ошарашено обратился к отцу и сестре Джей.

Доктор Купер также не мог скрыть изумления:

- Да... Увидеть такое поселение на затерянном в океане островке я не ожидал. Похоже, это какая-то... колония.

Они поравнялись с домиком, на террасе которого в свете лампы наслаждались вечерней прохладой мать и двое детей. У женщины на шее висел уже знакомый им медальон с изображением Водолея. Доктор помахал ей рукой и поздоровался. Та тоже махнула рукой, но на приветствие не ответила.

Трое плотников, громко смеясь, отдыхали за выставленным на улицу столиком. Однако при приближении Куперов все трое смолкли и безучастно уставились на пришельцев, пока те проходили мимо. Куперы сказали "Добрый вечер", но ответа опять не получили. На шее всех троих висели все те же медальоны. Похоже, в этой деревне все носили такие медальоны и все безучастно глазели на незнакомцев. Поселение напоминало американский пригород, однако к появлению гостей местные жители были, казалось, не приучены.

Провожатый и Куперы продолжали шагать по немощеной улице мимо коттеджей, небольшой столярной мастерской, еще одной мастерской, вместительного зала для собраний - пока наконец не очутились перед большим, официального вида домом, фасадом выходившим на площадь.

Гигант-туземец взошел на веранду и оглушительно ударил в висевший там корабельный колокол. Отовсюду стали собираться на площадь женщины, мужчины, дети - население всех возрастов, рассматривая Куперов с каким-то мрачноватым любопытством. Немного погодя дверь, ведущая из дома на веранду, распахнулась, и на пороге появился Мужчина. Перекинувшись парой слов с полинезийцем, он смерил взглядом троих путешественников.

Куперы воспользовались паузой, чтобы в свою очередь рассмотреть хозяина. Это был средних лет сильный на вид мужчина, уже седеющий, с пронзительным взглядом и властным, внушительным выражением лица. Медальон на его шее отличался от других особой замысловатостью. Он стоял, молча, бесстрастно изучая незнакомцев.

Казалось, прошла целая вечность. Наконец он нарушил молчание:

- Добро пожаловать на остров Аквариус. Кто вы, откуда и что привело вас сюда?

- Я доктор Джейк Купер, а это мои дети, Джей и Лайла, - ответил доктор. - Я представляю археологическую исследовательскую фирму "Купер Инкорпорейтед". Мы приплыли из Соединенных Штатов Америки по поручению Международного Миссионерского Союза на розыски пропавшего без вести миссионера Адама Маккензи.

Мужчина молниеносно обменялся взглядом с некоторыми из собравшихся, и на его лице появилось подобие улыбки - выражение, казалось, совершенно ему не свойственное.

- А отчего вы решили, что найдете его здесь? - спросил он.

Доктор Купер засунул руку в карман рубашки и извлек оттуда медный медальон:

- Я заметил, что здесь все носят такие. Этот был обнаружен на неизвестном, которого сняли с плота посреди океана.

При упоминании о подобранном в океане улыбка сошла с лица мужчины.

- Не могли бы вы его описать? - попросил он. Доктор Купер протянул ему фотографию. Вокруг мужчины тут же образовалась небольшая толпа желающих взглянуть на снимок. При виде утопленника они сначала смолкли, а затем разом заговорили:

- Томми! Это Томми! Предводитель их, помрачнев лицом, покачал головой и печально произнес:

- Это Томми. Он был чудесный человек. Мы все его любили.

- У вас нет никаких догадок относительно того, как он мог оказаться мертвым на плоту в открытом океане? - поинтересовался доктор.

- Когда Томми отплывал отсюда на плоту, то был, естественно, жив, - ответил мужчина.

- Однако в том, что он погиб, нет ничего удивительного. Вам, не жившему тут, может быть, это трудно понять, но...

Голос его зазвучал громче, точно он хотел, чтобы всем вокруг было слышно, что он говорит:

- На этом острове еще действуют могучие силы, порожденные древними традициями. Поверхностный наблюдатель мог бы назвать это

- извините за выражение - колдовством. Во всяком случае мы до сих пор время от времени сталкиваемся с действием этих сил, одним из проявлений которых является помешательство, помрачение рассудка, порою овладевающее кем-либо из здешних жителей. На туземном наречии оно зовется "моро-кунда" - "предсмертное сумасшествие". Причина его неизвестна, способы лечения также, так что большинство случаев оказываются смертельными. Подобное проклятие пало и на Томми. Он помешался и, как мы ни пытались остановить его, соорудил на скорую руку плот и бежал с острова. - Предводитель сделал драматическую паузу и завершил свою речь словами: - Но от моро-кунды убежать не удалось.

Все собравшиеся на площади, в молчании слушавшие речь своего лидера, вновь разом заговорили. Их лица отражали ужас и бессилие.

- Ну... как бы то ни было, - произнес доктор Купер, вынимая из стопки бумаг очередной листок и протягивая его мужчине, - вот вам фотокопия записки, найденной в кармане у Томми. В верхнем углу легко различить адрес Международного Миссионерского Союза, а внизу, под текстом - имя Адама Маккензи. Сам текст оказался размыт морской водой, однако даже по сохранившимся словам можно утверждать, что записка написана рукой самого Маккензи. Больше всего она напоминает призыв о помощи...

Тут доктору пришлось прервать свои объяснения, потому что его собеседник внезапно разразился смехом. Тот обвел взглядом своих сограждан, и часть из них также принялась хохотать.

- Ах, извините... - выдавил наконец предводитель сквозь смех, стараясь взять себя в руки. - Вам, должно быть, все дело представляется крайне серьезным?

- Видите ли, - попытался объяснить доктор Купер, - Маккензи считали погибшим. Точнее, утонувшим. Но теперь, на основании этой записки, можно заключить, что он еще жив и его можно найти.

- Разумеется, он жив! - вмешался собеседник.

Доктор обменялся взглядом с Джеем и Лайлой, затем спросил:

- Значит, вы знакомы с Маккензи?

- Самым близким образом.

- И знаете, где мы можем его найти?

- Вы уже нашли его, - с улыбкой заверил мужчина. - Адам Маккензи это я! Лайла хихикнула:

- Нетрудно было догадаться!

Однако ее отец, не знал, смеяться или хмуриться, сомневаться и задавать вопросы или просто принять на веру слова мужчины.

- Так, значит, Маккензи это вы? - выдавил он наконец.

Его собеседник шагнул вперед и протянул ему руку:

- Поверьте, доктор. Я и не подозревал, что мне что-либо угрожает, но все равно огромное спасибо за то, что вы поспешили на выручку!

Он вновь рассмеялся и обвел взглядом людей на площади. Те рассмеялись тоже.

- Видите ли, - продолжал Маккензи, - найденное у Томми послание было написано давным-давно. В нем я сообщал Союзу, что миссия моя проходит благополучно. Однако затем, по какой-то случайности, записка попала не по назначению - причем с опозданием и в искаженном виде.

- А как же понимать тогда слова: "пожалуйста, скорее плывите сюда; остров... ?

- Насколько припоминаю, я писал тогда:

"Пожалуйста, скорее плывите сюда; остров самое благословенное место в мире", просил приехать и увидеть своими глазами, каких успехов нам удалось достигнуть, - снова рассмеялся Маккензи. - И удивился, что не получил никакого ответа. Я вручил записку Томми, чтобы доставить на почту в Самоа. А он, должно быть, забыл и все это время носил ее в кармане.

Доктор Купер тоже попытался изобразить на лице улыбку:

- Ну, что ж... Я счастлив найти вас здесь в добром здравии.

- Уверяю, перед вами вовсе не мертвец! - весело заверил Маккензи.

- В Союзе будут рады этому известию, так как там в полном неведении относительно вашей судьбы. Более двух лет о вас ничего не было слышно.

- Как вы можете судить по тому, что увидели, - Маккензи обвел вокруг рукой, - я был страшно занят.

Действительно, отстроенное им и его людьми поселение казалось вещью почти невероятной для затерянного в южных широтах островка.

- Впечатляет, правда? - продолжал Маккензи. - Вместо примитивной первобытной культуры вы обнаружили здесь островок цивилизации, истинный рай на земле! - Сказав это, он обернулся к гиганту-полинезийцу:

- Свеча, отнеси-ка пожитки Куперов в дом для гостей. Они переночуют сегодня с нами, а завтра со свежими силами пустятся в обратный путь.

Гигант, названный Свечою, легко подхватил их три рюкзака.

- Ах да!.. - спохватился Маккензи. - Теперь можешь погасить свой факел.

Туземец взял в руку висевшую на поясе шляпу и накрыл ею огонь. Факел погас. Затем гигант направился с вещами к небольшому бунгало, также выходившему на площадь.

- Он еще довольно неотесан, - объяснил, глядя ему вслед, Маккензи. - Хотя мы уже вовсю пользуемся тут электричеством, он все еще не может отказаться от разных традиционных штучек - вроде этого факела на голове... Да, и еще, доктор, - кивнул миссионер на револьвер Купера, - если наши люди и нервничали в вашем присутствии, то исключительно из-за этой штуки. Тут нет оружия. Это остров мира и благоденствия.

Доктор улыбнулся и ответил как можно громче, чтобы слышали и остальные:

- Не беспокойтесь. Я ношу его при себе только для самообороны.

- Здесь это не потребуется, уверяю вас! - настойчиво повторил миссионер.

На сей раз Купер лишь кивнул в знак согласия.

- А кто все эти люди? - спросил он. - Откуда они?

Маккензи обвел взглядом площадь и принялся объяснять, время от времени указывая пальцем на того или иного из своих сограждан:

- Здесь представители всех слоев, от юристов до врачей, от плотников до преподавателей колледжей. Из Америки, Англии, Австралии. Есть даже из Франции и Германии. Всех объединяет общая мечта, доктор...

- Что же это за мечта?

- Наш, новый мир, свободный от преступлений, войн, кровопролития и алчности. Мы повернулись спиной к старому миру, отказавшись участвовать в его крысиных бегах, и теперь строим свой собственный. Позвольте мне провести для вас небольшую экскурсию.

И Маккензи провел их по всему поселку, из конца в конец.

- Видите? - говорил он, комментируя по ходу. - У нас тут автономная система водоснабжения и канализации, электросеть. На это ушли годы изнурительного труда, но мы выполнили задуманное... А-здесь столярная и плотницкая мастерская, где мы делаем все, что нам нужно: дровяные повозки, кухонные принадлежности, детские игрушки... А это общественная кухня, где квалифицированные повара готовят на всех еду...

Экскурсия продолжалась долго.

- Стало быть, - отважился уточнить доктор Купер, - вы решили основать здесь новое общество, начав с нуля, на пустом месте?

- Вот именно! В этом - идея нашего медальона, который тут носят все. Знак Водолея символизирует грядущий век всемирного примирения. А мы уже воплощаем этот идеал здесь и сейчас.

- А где у вас церковь?

- Что? - в замешательстве переспросил Маккензи, но затем, быстро справившись с собой, продолжал. - Ах да... Зал собраний. Вы проходили мимо него по дороге сюда, помните? Там мы собираемся для обсуждения духовных вопросов.

- Хм-м... - задумчиво бормотал доктор. Джей заметил довольно широкую тропу, уводящую в джунгли, сделал несколько шагов в ту сторону и, обернувшись, спросил:

- Куда ведет эта дорога? Маккензи, чем-то встревоженный, быстро проговорил:

- Туда ходить не стоит!

Джей остановился и недоуменно уставился на миссионера.

- Она... ведет просто в джунгли, - попытался объяснить Маккензи. - Но ходить по ней небезопасно. Я вынужден предупредить вас, чтобы вы не выходили за пределы поселка.

- Почему? - удивился Джей. - Что там такое скрывается?

- Ну-у... - в затруднении протянул тот. - В общем, мы и сами толком не знаем. Однако в последнее время происходят странные вещи, и мы считаем, что безопаснее оставаться в поселке. Там таится что-то опасное, злое...

- Вы имеете в виду какое-то проклятие или наваждение, вроде моро-кунды? - попытался уточнить Купер-старший.

- Да, возможно... - уклончиво ответил Маккензи. - Мы ведь находимся в совершенно иной части света, доктор, где действуют недоступные нашему пониманию силы и традиции.

- Но миссионер, каким вы являетесь, должен знать, что все сверхъестественное в мире происходит либо от Бога, либо от сатаны. Так что ничего таинственного быть не может.

Маккензи усмехнулся:

- Доктор, существует много такого, о чем вы и понятия не имеете. Остерегайтесь косных религиозных предрассудков и невежества. Они могут оказаться вашими злейшими врагами. Ведь именно за этим пришел на землю Иисус: чтобы спасти нас от невежества, не так ли?

- Ну раз уж на то пошло, то не так. Вместо ответа Маккензи лишь улыбнулся. Они возобновили экскурсию, во время которой миссионер говорил не умолкая, однако Куперы ощущали все растущее напряжение от присутствия этого человека и всей окружающей обстановки. К тому же Джей различал таинственный, крадущийся шорох, словно кто-то следовал за ними, держась поодаль. Маккензи был слишком увлечен разговором, чтобы слышать это, равно как Купер-старший и Лайла, шедшие с миссионером впереди. Джей же, замыкая шествие, вспомнил, что подобный звук предшествовал появлению той странной изможденной фигуры в бухте.

Он остановился на мгновение, чтобы прислушаться. Слух уловил чье-то дыхание. Глубокое, тяжелое дыхание. Затем какие-то нечленораздельные звуки. Джей поспешно тронулся с места и нагнал ушедших вперед спутников.

Как раз в эту минуту они поровнялись с домом, из которого вышел мужчина приметной наружности и обратился к Маккензи:

- Привет! Хорошо, что я поймал тебя! Маккензи поспешил навстречу мужчине, тараторя на ходу:

- Берт! Берт, как дела? Я хочу представить тебе наших гостей. Они приплыли на поиски Адама Маккензи - и можешь представить, как они удивились, узнав, что Маккензи это я!

- А... - начал было Берт, затем взглянул на Куперов и, рассмеявшись, добавил:

- Да, представляю себе!

- Доктор Купер, Джей и Лайла. А это Берт Хэммонд, наш местный врач. Он делает все - лечит порезы, переломы, принимает роды... Верно, Берт?

- Да, я как раз насчет этого... - откликнулся тот, обращаясь к Маккензи. - Ты не хочешь зайти взглянуть на полученное оборудование. Некоторых инструментов все еще не хватает.

- Да, разумеется, - согласился миссионер и продолжал, обернувшись к Куперам. - Вы бы не могли подождать меня тут одну минуту? Только не уходите никуда. Я мигом.

С этими словами он вслед за врачом исчез в доме.

- Не пойму, почему мне все здесь кажется каким-то странным... - медленно проговорила Лайла.

- Надеюсь, вы внимательно все подмечали?..- спросил Купер-старший.

- Лично я примечаю кое-что прямо сейчас...- заявил Джей. - За нами кто-то следит!

- Знаю, - подтвердил отец. - Возможно, тот самый тип, которого мы видели с яхты?

- Значит, ты тоже слышал?

- Ну, насколько мне позволяла болтовня этого Маккензи.

Внезапно из лесной чащи, чуть позади них, донесся голос:

- Эй, путешественники!.. Друзья! Сюда!

- Как нельзя более кстати... - заметил доктор. - Держитесь за мной и не отставайте ни на шаг. А ты Джей, следи, как бы нас не увидел Маккензи!

Медленно, бесшумно они направились к краю леса, откуда теперь все яснее слышалось глубокое, напряженное дыхание.

- Покажитесь, - велел доктор. - Только тогда мы с вами будем разговаривать.

Два громадных листа раздвинулись, и в проеме между ними показалось то самое бородатое, с дикими глазами лицо, которое они видели на берегу бухты и которое теперь, вблизи, казалось уже не столь пугающим.

- Ваша фамилия Купер? - спросил незнакомец, чьи расширенные глаза блестели в темноте.

- Верно. А ваша? - спросил в свою очередь доктор.

Из зарослей протянулась сухая рука:

- Эймос Дюлани, в прошлом профессор геологии в Стэнфордском университете.

Куперы застыли с открытыми ртами, однако Дюлани опередил их:

- Пожалуйста, не нужно ни о чем меня спрашивать. Слушайте. Вы должны немедленно покинуть этот остров! И прошу - заберите меня с собой. Мы можем отплыть ночью. Встретимся возле бухты.

- Но объясните же...

- Некогда! Потом! Я-а-а!..

Куперы так и подпрыгнули, и в руке доктора оказался его верный револьвер. Кто-то набросился на Дюлани сзади, и тот исчез в зарослях, откуда послышались крики и шум борьбы.

- Пусти! - кричал Дюлани. - Пусти меня! Доктор бросился ему на помощь, но тут из зарослей, как разъяренный слон, неся поперек туловища упирающегося Дюлани, на опушку вывалился мощного телосложения мужчина.

- Не вмешивайтесь! - приказал он.

- Помогите! - взывал Дюлани. - Не позволяйте ему делать это со мной!

Шум и крики, наверное, разнеслись по всему поселку. Двери распахнулись, и отовсюду к месту происшествия бегом бросились жители, многие с пистолетами или ружьями в руках. В воздухе зазвучали крики, приказания, в ответ на которые прибыла новая толпа мужчин.

Куперы, как громом пораженные, лишь стояли и смотрели, не в силах вмешаться.



 
Другие материалы этого автора
 
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.